В.Тропинин. Н.М. Карамзин. 1818 год.В конце 1784 года или в начале 1785-го среди участников новиковского кружка появился совсем юный Николай Карамзин. Будущему основателю нового литературного направления русской литературы — сентиментализма и создателю знаменитой многотомной «Истории государства Российского» было тогда неполных девятнадцать лет (Карамзин родился в 1766 году). Вряд ли можно было провидеть, что этот щеголеватый молодой человек станет в один ряд с лучшими русскими писателями и мыслителями конца XVIII — начала XIX столетия. И тем не менее в нём было что-то неординарное. Это и заставило обратить на него внимание друга Николая Новикова — Ивана Петровича Тургенева (1752—1807), с лёгкой руки которого Карамзин и попал в Москву.

Ложа «Златого венца»

Иван Петрович Тургенев, начиная с 1770-х годов, был членом многих масонских лож — «Гарпократ», «Астрея», «Гармония», «Озирис», «Девкалион». В 1782 году он вошёл в состав Директории VIII масонской провинции, возглавляемой Новиковым, и тогда же вместе с ним, А.М. Кутузовым, И.В. Лопухиным, М.М. Херасковым стал одним из первых русских розенкрейцеров, получив при этом имя «Vegetus» («Цветущий»). Связи Тургенева с Новиковым, его участие, в первую очередь финансовое, в Типографической компании не прошло мимо внимания правительства. В указе Екатерины от 1 августа 1792 года имя Тургенева фигурировало среди главных новиковских сообщников «во всех законопротивных его деяниях». В тюрьму Тургенев не попал, но был сослан в собственное имение.

Тут и произошла встреча Ивана Петровича с молодым Карамзиным, который, как некогда и его покровитель, провёл своё детство сначала в родительском симбирском имении, а затем и в самом Симбирске, откуда подался в Москву. В Первопрестольной Карамзин в конце 1770-х годов обучался в пансионе профессора И.М. Шадена и посещал лекции в Московском университете. В 1781 году он отправился в столицу, в Петербург, на службу в гвардейский Преображенский полк, куда по тогдашней традиции был записан с детских лет. Однако прослужил недолго — в 1784-м вышел в отставку и вернулся в Симбирск, где и произошла судьбоносная встреча с И.П. Тургеневым.

Сосланный сюда Иван Петрович не замедлил организовать в губернской столице масонскую ложу «Златого венца», к участию в которой он и привлёк Николая Карамзина.

Однако восшествие на престол Павла I кардинально изменило положение Тургенева — он вернулся в Москву и даже был назначен директором Московского университета. Приехали с ним и его сыновья — Андрей, Александр, Николай, чьи имена впоследствии оказались не менее значимы для истории русской культуры первой половины XIX столетия. В Москве к этому времени обосновался и Карамзин.

Дом у Меншиковой башни

Его поселили в Кривоколенном переулке, в мансарде дома, приобретённого новиковским «Дружеским учёным обществом». Дом находился рядом с Меншиковой башней, как принято было называть в московском обиходе церковь Архангела Гавриила, построенную в начале XVIII столетия по заказу главного любимца императора Петра I А.Д. Меншикова. В 1723 году в колокольню этого храма, возвысившуюся даже над Иваном Великим в Кремле, ударила молния. В 1773—1779-х годах здание было восстановлено по инициативе известного московского масона Г.З. Измайлова. В Кривоколенном располагались и типография, и сами «братья», в том числе ставший масонским наставником Карамзина знаток философии Якоба Бёме Семён Иванович Гамалея, занимавший в то время должность правителя канцелярии московского главнокомандующего.

Молодому человеку, оказавшемуся в совершенно новой для него духовной атмосфере, предстояла огромная работа по самосовершенствованию.

Продолжение читайте в №5 (2012) журнала «Тайны и преступления».

Читайте также другие части о масонах:

Елена Иванова. Посвященные (№2, 2012)

Елена Иванова. 2. Посвященные (№3, 2012)

Елена Иванова. 3. Посвященные (№4, 2012)

Елена Иванова. 5. Посвященные. Заговоры и реформы (№6, 2012)

Похожие статьи:

Теги: , , ,