Любимец русских муз (в нем наш Вергилий цвел)
Монархов подвиги, дела героев пел.
Се вид его лица, души — стихи свидетель,
А жизни — добродетель.

Г. Державин. К портрету М.М. Хераскова

Один из «злых товарищей» Новикова

Михаил Матвеевич ХерасковА ведь любимца русских муз и знаменитого масона Михаила Матвеевича Хераскова могло и не быть в истории нашей. Когда Мишенька был ещё младенцем, нянька посадила его на окно, открытое во двор, и ушла. Мимо брёл нищий, увидел ребёнка, схватил и спрятал его в мешок, как вещь.

К счастью, мальчик закричал, и люди тотчас схватили вора, а то бы... В те годы краденым детям ломали руки и ноги, чтобы потом «чрез них возбуждать в проходящих жалость и чрез сие скаредное средство набивать свои карманы».

Впрочем, возбуждать в гражданах жалость суждено было пииту Хераскову чрез слёзные драмы, наподобие «Друга несчастных» (1774), повествующего о жизни бедного, чувствительного и добродетельного художника. Прославился же Михаил Матвеевич монументальной поэмой-эпопеей «Россиада» (1779), воспевающей покорение Иваном Грозным Казани. «Сия поэма может почесться украшением и славою российского стихотворения», — считали современники.

Особый загадочный пласт творчества Хераскова — его масонские стихи. Сделанное им вольное переложение 64-го псалма «Коль славен наш Господь в Сионе» было положено на музыку Д.С. Бортнянским и в XVIII веке стало масонским гимном, а в начале XIX считалось неофициальным гимном Российской империи. Когда же и где вступил Херасков в масоны?

Можно встретить разные даты его вступления в братство, но точно известно, что в 1773—1774 годах, живя в Петербурге, он уже был мастером ложи «Гарпократ». Вернувшись же в Москву, он в начале 1780-х вместе с Новиковым и профессором Московского университета И.Г. Шварцем принял участие в основании ложи «Гармония», а затем стал одним из основателей капитула «Латона». В 1782-м был принят в теоретический градус ордена розенкрейцеров. Херасков пользовался большим влиянием среди масонов, особенно московских. Михаила Матвеевича, как и многих других его братьев по ложе, в масонстве прежде всего привлекали мистические сюжеты и познание тайн мира. Правда, и желание, став членом масонской ложи, сделать карьеру не было ему чуждо. Уж больно долго был он куратором Московского университета, а хотелось получить чин тайного советника. Тем более что работал он с душой во славу отечественной науки. СвятскРуководимый масонскими идеями о постепенном и непрерывном совершенстве человеческой личности, Михаил Матвеевич создал университетский Благородный пансион, где в дальнейшем учились многие русские поэты и писатели — от Василия Жуковского до Михаила Лермонтова. При его поддержке были учреждены Педагогическая (1779) и Переводческая (1782) семинарии. Херасков был одним из инициаторов создания «Дружеского учёного общества». Так московские масоны создавали и расширяли свой храм науки. Но что особенно ценно — именно Херасков добился ведения преподавания в Московском университете на русском языке, а не на латыни.

Однако у Михаила Матвеевича и его соратников в университетских преобразованиях были сильные враги и недоброжелатели. Причём тоже масоны. Например, куратор университета Иван Иванович Мелиссино, который до того (с 1763 по 1768 год) был обер-прокурором Святейшего Синода. Он принадлежал к той части русского масонства, которая ратовала за реформу церковной жизни и более всего беспокоилась о собственном преуспеянии. С его возвращением в университет начались гонения на Новикова, Хераскова и других членов «известной шайки».

Продолжение читайте в №3 (2012) журнала «Тайны и преступления».

Читайте также другие части о масонах:

Елена Иванова. Посвященные (№2, 2012)

Елена Иванова. 3. Посвященные (№4, 2012)

Елена Иванова. 4. Посвященные (№5, 2012)

Елена Иванова. 5. Посвященные. Заговоры и реформы (№6, 2012)

Похожие статьи:

Теги: , , , ,