«Пещеры пленили меня» – так объяснял своё увлечение Норбер Кастере. Родился он в 1897 году в семье адвоката в селении Сен-Мартори, в департаменте Верхняя Гаронна. В пятилетнем возрасте во время семейной прогулки Норбер оказался в гроте: «Несмотря на очень юный возраст, я почувствовал глубокое волнение, словно до меня дошла тайная весть. Властный призыв тишины и мрака предопределил мою карьеру исследователя подземного мира».

С 11 лет Норбер принялся самостоятельно исследовать пещеры и пропасти родной Гаскони. «Меня как будто околдовали и буквально утащили под землю. Во время этих ползаний я учился ориентироваться, владеть собой и заставлял себя делать такие запутанные переходы, о которых накануне ещё не смел и мечтать…»

Об опасности мальчик тогда не думал. Для него главным было сохранить в тайне от родителей свои похождения. Поэтому он всегда разувался перед входом в пещеры и дальше пробирался босиком. «Куртку и брюки выворачивал наизнанку, а выходя из пещеры, проделывал то же самое в обратном порядке и приходил домой с чистой совестью и внешне почти в приличном виде, тогда как лепёшки глины, которыми я был весь облеплен, продолжали досыхать на мне». Впрочем, родители вскоре узнали обо всём, но не стали возражать против пристрастия сына. Осознать, что исследование пещер таит большую опасность, будущего знаменитого спелеолога заставил случай.

Однажды, ползая по извилистым лазам, Норбер чуть не свалился с обрыва, уходящего в глубину, в виде гладкого вертикального жёлоба. Присмотревшись, он разглядел внизу, на глубине около двух метров, маленький круглый зал и что-то вроде продолжения хода. Искушение оказалось настолько сильным, что Норбер, не раздумывая, соскользнул по жёлобу и легко приземлился в зале.

Ход, к несчастью, оказался тупиком, а подняться обратно мальчик уже не мог – стена была слишком высокой, да к тому же безнадёжно гладкой. «Впервые за всё время подземных похождений мной овладел смертельный страх, поскольку по молодости лет я не видел другого исхода, кроме медленной смерти на дне каменной темницы», – признался позже бесстрашный спелеолог.

Однако он не потерял голову. Из плит известняка, давно обрушившихся со стен и потолка зала, довольно быстро соорудил нечто вроде шаткой лесенки, достаточной, чтобы дотянуться до верхнего выступа стены. «Я был спасён, но испытал несколько минут смертельного ужаса. Даже дал себе клятву никогда больше не спускаться под землю, но… ещё до возвращения на поверхность знал, что нарушу её».

Ловушки для храбрецов

Норбер исследовал более 1500 подземных лабиринтов. Нередко это было связано со смертельным риском. Один из таких случаев произошёл с ним в пещере Лябастид – там, в обширном зале, бежал бурный ручей, исчезавший в низкой и узкой расщелине. Раздевшись догола, Кастере попытался проникнуть в неё по ручью. Продвигался ползком на животе, с величайшим трудом, поскольку приходилось огибать выступающие из воды камни, иногда доходящие до самого потолка.

Метров через сорок ручей уходил в такое узкое отверстие, что в него невозможно было протиснуться, и Кастере повернул назад. Движение ползком, низкая температура, нервное и физическое напряжение утомили его, и он решил передохнуть на крохотном песчаном пляжике, который нащупал рукой. Выбираясь из воды, Кастере внезапно заскользил по песку и очутился под более высоким сводом, где можно было посидеть и отдышаться. Оглядевшись, он обнаружил, что попал в продолжение пещеры, где вскоре смог идти во весь рост.

Сергей Митин

Продолжение читайте в июльском номере (№7, 2013) журнала «Чудеса и приключения»

Похожие статьи:

Теги: , ,