При всей кажущейся невероятности «подводных тарелок» логика подсказывает необходимость их существования, а стало быть, и возможность

Некоторое время назад автор этих строк написал несколько статей и издал книгу об освоении небес с помощью гигантских аэростатов. И вот в моей квартире раздался телефонный звонок из Германии, который насторожил и заставил задуматься: «Мой отец, – произнёс далёкий неизвестный голос, – как и вы, полагает, что постепенное переселение людей с Земли на аэростаты и далее – в космос не только избавит Землю от непосильной экологической нагрузки, но и даст людям шанс уцелеть в неизбежной глобальной катастрофе. В молодости отец служил в «конвое фюрера» и уверен в реальности вашего плана». Такой вот странный на первый взгляд разговор.

О «конвое фюрера», состоявшем из лучших экипажей подводных лодок, обслуживавших в конце Второй мировой войны немецкую антарктическую «базу 212», сегодня, наверное, не знает только ленивый. Но какое отношение имеет подводный флот Гитлера к аэростатам и космосу? И с чего вдруг бывший гитлеровский подводник решил не просто выразить поддержку моим замыслам, но и заявить о их реальности? Что-то здесь было не так.

Мои раздумья постепенно нарисовали следующую картину.

Адмирал Берд

В «американском Севастополе» – базовом для Тихоокеанского флота США портовом городе Сан-Диего – в сквере на берегу океана стоит бронзовый бюст славному исследователю Антарктиды адмиралу Ричарду Берду.

С его именем связана легенда, объясняющая, почему Берд сошёл с ума после того, как возглавил американскую военную экспедицию к берегам Антарктиды. Экспедиция началась в конце 1946 года, а в начале 1947-го трагически закончилась. Называлась эта послевоенная операция «Высокий прыжок» (High Jump). По легенде, корабли адмирала атаковали взлетающие из-под воды немецкие «летающие тарелки». Было отчего сойти с ума!

При кажущейся невероятности «подводных тарелок» элементарная логика конструктора подсказывает их необходимость, а стало быть, и возможность. Немецкая береговая подлёдная антарктическая база «Новая Швабия» (толщина льда в Антарктиде достигает нескольких километров) с подводным выходом прямо в океан вполне могла быть оснащена боевыми аэростатами дисковидной формы – аэролётами.

В Антарктиде часты очень сильные ветры, и использовать обычные аэродромы на льду, как и гидросамолёты, сложно. К тому же обнаружить их с воздуха и уничтожить авианосцами союзников ничего не стоило бы.

Наноматериалы для аэролётов

Есть чудесные искусственные твёрдые материалы, «сотканные» из мириад нитей диаметром в пару нанометров. Это аэрогели и металлические микрорешётки. Их плотность (внимание!) бывает много ниже плотности обычного воздуха, и они могут свободно парить в атмосфере. Аэростат, заполненный, например, вакуумированными аэрогелевыми шариками, можно расстреливать из пулемёта, а он будет лететь «до последнего шарика».

Обычный газовый аэростат (наполненный Тёплым воздухом, метаном, водородом или гелием) гораздо легче сбить. К тому же погружающийся газовый аппарат, чтобы вода его не раздавила, нужно делать складным или заполнять водой его объём, что создаст сложности при взлёте.

Первая публикация по аэрогелям была помещена американцем Стивеном (Самуэлем) Кистлером в журнале Nature в далёком 1931 году, так что у готовившейся к войне Германии было время на развитие технологии аэрогелей. Небольшая по объёму боевая часть аэролёта, естественно, должна быть бронированной – как в танке. Броня обеспечит живучесть диска в бою и легко противостоит давлению воды на «сердце» аппарата – отсек с пилотом, оружием и двигателем.

Нырок в воду

Погружение приводнившегося диска по соображениям секретности может происходить вдали от поля боя: немецкая субмарина в подводном положении подойдёт к аэролёту, состыкуется с ним, заберёт на борт пилота и затем спокойно, опять-таки под водой, отведёт диск на его подводную стоянку. Там диск отсоединят, поставят на якорь и оставят витать над дном как поплавок – никакие штормы ему здесь не страшны, противнику он не виден, а взлететь из-под воды «тарелка» может мгновенно, рассекая воду своим острым боковым ребром.

В нарисованной здесь картинке есть одно слабое место: аэролёт, заполненный аэрогелем, с бронёй и массой небольшого танка (около 10 т) будет противостоять погружению в воду с силой, в тысячу раз превышающей его вес. Подводных лодок грузоподъёмностью в 10 тысяч тонн в конце Второй мировой войны у немцев не было. Значит, нырок «тарелки» может быть реалистичным только при возможности уменьшения объёма аэрогеля в воде примерно в 100 раз. Такое управляемое «схлопывание» аэрогеля (или его металлического аналога – микрорешётки), в принципе, тоже возможно. Как и последующее восстановление их объёма в воздухе.

Борис Устинов

Фотография — shutterstock.com ©

Продолжение читайте в февральском номере (№02, 2014) журнала «Чудеса и приключения»

Похожие статьи:

Теги: , , ,