Сказка эта всем известна и всеми любима. Помню, как меня в детстве заворожили её удивительные строки, как ринулся я в библиотеку спрашивать книги Петра Ершова. Но там развели руками: почти ничего о писателе этом неизвестно, и написал он вот это одно-единственное произведение. Зато какое!

По прошествии многих лет хочу поделиться сомнениями, одолевшими меня тогда, и нынешними соображениями о подлинном авторстве знаменитой сказки.

Проснулся знаменитым

Первая часть «Конька-Горбунка» появилась в журнале «Библиотека чтения» в 1834 году. Официально автором сказки был восемнадцатилетний студент Петербургского университета Пётр Павлович Ершов (1815–1869). Родился он в селе Безруково Ишимского уезда Тобольской губернии, в семье капитана-исправника (главы уездной полиции). Учился в Тобольской гимназии, а затем поступил на философско-юридический факультет Петербургского университета.

Весной 1834 года профессор Пётр Александрович Плетнёв, возглавлявший кафедру русской словесности, вместо очередной лекции прочитал студентам сказку в стихах:

 

За горами, за лесами,
За широкими морями,
Не на небе – на земле
Жил старик в одном селе…

Закончив чтение, профессор объявил, что автор сказки – студент Пётр Ершов. Так пришла слава к никому не известному юноше. Есть сведения, что «Коньком-Горбунком» восхитился А.С. Пушкин и якобы сказал при этом: «Теперь этот род поэзии мне можно оставить». Но вот что интересно. Книгопродавец и книгоиздатель Александр Филиппович Смирдин утверждал, что первые четыре строки знаменитой сказки написаны рукой Пушкина. Это утверждение вошло в биографию П.П. Ершова, опубликованную в энциклопедии Брокгауза и Эфрона. Значит, Пушкин не только держал в руках рукопись Ершова, но и правил её? Как же произошло знакомство гения русской словесности с обыкновенным студентом?

По версии пушкиниста Александра Лациса и доктора исторических наук Игоря Можейко, более известного под псевдонимом Кир Булычёв, знакомство это произошло летом 1833 года. Тогда у Петра скончался отец, и его материальное положение стало совсем незавидным. Надо было что-то делать. С просьбой подыскать ему заработок Ершов обратился к профессору Плетнёву, человеку мягкому и доброжелательному, к тому же близкому ко двору (преподавал словесность великим княжнам и наследнику Александру Николаевичу). С начала 20-х годов Плетнёв был дружен с Пушкиным. Поэт, ценя его деловитость и исполнительность, поручил заведовать изданием своих произведений.

«Я был для него всем, –писал впоследствии Плетнёв, –и родственником, и другом, и издателем, и кассиром. Пушкин, находившись по большей части вне Петербурга, то в Новороссийском крае, то в своей деревне, беспрестанно должен был писать ко мне, потому что у него не было других доходов, кроме тех денег, которые собирал я от издания и продажи его сочинений. Привычка относиться во всём ко мне, опыты прямодушия моего и –может быть –несколько счастливых замечаний, которые мне удалось передать ему на его сочинения, до такой степени сблизили его со мной, что он предварительно советовался с моим приговором каждый раз, когда в новом сочинении своём о чём-нибудь думал надвое».

Неудивительно, что Плетнёв привёл Ершова к Пушкину с просьбой дать хотя бы работу переписчика. Поэт, расспросив студента о его происхождении, заметил: «Вам и нельзя не любить Сибири. Во-первых, это ваша родина. Во-вторых, это страна умных людей». «Мне показалось, –вспоминал позднее Ершов, –что он смеётся. Потом уж понял, что он о декабристах напоминает».

Могло быть много «неспокоя»

А теперь давайте посмотрим на жизнь Пушкина того периода. Не вдаваясь в детали и подробности, напомню, что это было время обзаведения домашним «гнездом», время камер-юнкерства, время, когда император заявил, что будет сам цензором поэта. Напомню, что от своих холостяцких привычек и затей поэт не отказался и порой сам испытывал острую нужду из-за карточных проигрышей…

Александр Обухов

Фотография — shutterstock.com ©

Продолжение читайте в июньском номере (№6, 2013) журнала «Чудеса и приключения»

Похожие статьи:

Теги: , , ,