Все суда, капитаном которых был Эрик де Бишоп, гибли в кораблекрушениях. Но беды лишь закаляли его, толкали вперёд, к достижению самых невероятных целей

Ах, море, море

Аристократ по происхождению, Бишоп с детства был увлечён мореплаванием. Воспитанник иезуитской школы, юнгой ходил на судне вокруг мыса Горн. Во время Первой мировой войны отправился добровольцем на флот, став капитаном минного тральщика. Когда его корабль затонул, Бишоп был спасён патрульным судном.

После войны он занялся строительным бизнесом. Купив через 10 лет сухогруз, доставлял лес из Западной Африки в Европу. В 1927 году Бишоп уехал в Китай, но море не отпускало его.

Обзаведясь местным парусником – джонкой, Бишоп стал изучать тихоокеанские течения. Однажды с приятелем Жозефом Татибуэ он вышел в море, но через пять дней возле острова Тайвань судно потерпело крушение. Через год неугомонный моряк попробовал пересечь на джонке Тихий океан с востока на запад, чтобы проверить, могли ли полинезийцы плавать в этих водах.

В июле 1934 года джонку «Фоу-По», потрёпанную штормом, прибило к берегам Новой Гвинеи, где путешественников подобрали туземцы. Вконец обессилевший Жозеф Татибуэ потребовал высадить его на ближайший берег – японский атолл Джалуип. Здесь чужаков арестовали, приняв за американских шпионов. Однако, не найдя никаких доказательств, велели им убираться с острова.

Позже выяснилось, что японцы вскрыли все пакеты с продуктами, которые вскоре испортились. Целый месяц Эрик с Жозефом сидели на сухарях. Во время очередного шторма у них едва хватило сил подойти к одному из Гавайских островов.

Беспокойный землемер

Бишоп упорствовал в достижении цели. Добравшись до Гонолулу, они с Жозефом построили спаренное каноэ типа катамарана, дав ему имя «Каимилоа». Через год, в марте 1937 года, они вышли в море и менее чем за два месяца прошли от Гавайских островов до Кейптауна в Южной Африке.

Но вскоре опять начались неудачи: возле мыса Доброй Надежды катамаран отнесло к границе антарктических льдов, и до Марокко они добирались более трёх месяцев, хоть и с рекордной скоростью 50 миль в час.

В конце 1938 года Эрик женился на жительнице Гонолулу, которую привёз во Францию. За год он построил новый катамаран-каноэ и отправился на нём в Тихий океан вместе с женой. Через пару недель судно попало под испанский пароход и затонуло, а Бишоп, так и не научившийся плавать (суеверно считал: научится и обязательно утонет), был спасён своей женой.

Пожелав вернуться в южные моря, он добился у французского правительства Виши должности консула в Гонолулу. Но вскоре был арестован американцами как японский шпион и до конца войны просидел в тюрьме.

Спасали мечты о море. Освободившись, в 1945 году он познакомился с китайским владельцем торгового судна «Ченьхэ», курсировавшего во Французскую Полинезию. Во время рейсов Бишоп не пренебрегал бизнесом, который, однако, принёс ему только убытки. Китайский компаньон подал на него в суд, но Бишоп ночью пробрался на борт «Ченьхэ» и угнал его в южные моря.

Сначала торговал там копрой, потом познакомился с этнографом Бенгтом Даниельссоном, членом экспедиции «Кон-Тики», ставшим его лучшим другом. Казалось, Бишоп наконец остепенился: устроился землемером, занялся топографической съёмкой и сельским хозяйством.

«Мы все были убеждены, что возраст наконец взял своё, – писал Даниельссон. – Но оказалось, он уединился только для того, чтобы подготовиться к самому большому в своей жизни путешествию».

С котятами на борту

В 1956 году 65-летний (!) Бишоп взялся за постройку нового судна – бамбукового плота, на котором рассчитывал проплыть из Полинезии в Южную Америку и обратно. Его подстегнуло успешное путешествие Тура Хейердала на плоту «Кон-Тики» в обратном направлении – из Южной Америки в Полинезию.

Хейердал о планах Бишопа отозвался скептически, но тот дерзко возразил: «Пересечь океан при попутном ветре, как «Кон-Тики», нетрудно. Я же хочу доказать, что на плоту можно плыть не только при попутных ветрах и с хорошо изученными течениями, но идти против переменных ветров и неведомых течений. Вот это я и называю плаванием».

Через несколько месяцев «Таити-Нуи» («Большой Таити») с командой в пять человек был готов к выходу в океан. Стартовали 8 ноября 1956 года. Местные жители преподнесли смельчакам кур, свинью, а также трёх котят в качестве талисманов.

Первые месяцы прошли без особых испытаний. Но вот погода испортилась: целую неделю свирепствовал шторм, огромные волны захлёстывали плот, и казалось, всех вот-вот смоет в море. К тому же обнаружилось, что в конструкции их плавсредства разошлись изъеденные древоточцами стволы.

Людмила Боровикова

Продолжение читайте в ноябрьском номере (№11, 2013) журнала «Чудеса и приключения»

Похожие статьи:

Теги: , , , ,