Первый российский император болел и умирал долго и мучительно. Теперь известно: страдал он воспалением мочеполовых путей и отложением в них камней, а после того как Пётр, спасая в ледяной воде Финского залива простых матросов, жестоко простудился, болезнь окончательно приковала его к постели.

Тогда-то, по сути, хватаясь за соломинку, император и пересмотрел свои религиозные взгляды. Меньше десятка лет назад он лично записал в воинском уставе: «Если кто из служивых будет чернокнижник, ружья заговорщик и богохульный чародей, такового наказать шпицрутенами и заключением в оковы или сожжением». И вот теперь этот же самый человек начертал и спешно отправил в губернский город Тобольск (тогдашнюю столицу Сибири) указ с требованием срочно прислать к нему лучших якутских шаманов, о силе которых он был хорошо наслышан. А если оставаться до конца точным, то император продублировал своё же распоряжение от 26 июня 1722 года, где он уже приказывал сибирскому губернатору князю Черкасскому отправить из Якутска в Санкт-Петербург дворянина Дмитрия Кычкина с «четырьмя шаманами, и шитыми рожами, и знающими писать и читать по манджурски и никански». Тогда, видимо, императором скорее двигало любопытство, чем только что проявившаяся болезнь, и указ без должного контроля оказался не выполнен. И вот теперь было «велено де дворянина Кычкина со определёнными по Указу ему с шаманы и с шитыми рожами указанным числом с семьями выслать в самой скорости, в чём и подписаться ему, дабы он Кычкин, по Его Императорского Величества Указу, трактом своим ехал с великим поспешанием, нигде не медля ни часа под опасением жестокого штрафа…»

Современному читателю, конечно, непонятно, что за «шитые рожи» упоминались рядом с шаманами и были также затребованы на берега Невы. Так вот, под ними, как обнаружил автор этих строк в одной из старых книг, подразумевались тоже шаманы, но не якуты по национальности, а тунгусы, которые славились не меньшей силой и в ту пору в качестве отличительной особенности ещё носили татуировки на лицах. Подобные татуировки делались путём продёргивания окрашенных нитей под кожей лица, отчего и родилось соответствующее времени выражение «шитые рожи».

Однако как ни строг и скор был указ, но он всё же опоздал и оказался в Якутске уже после смерти Петра. Шаманы не получили шанса помочь своему «далёкому белому царю-солнцу».

Второй призыв от Петра II

Видимо, не зная, как посмотрит на прибытие в столицу подобных «гостей» новый наследник престола, дело с отправкой отложили и стали о нём забывать. Но в 1729 году юный Пётр II, склонный к забавам и развлечениям, вдруг вновь потребовал Кычкина с его подопечными в Москву, куда переместился царский двор. Комиссары якутских улусов (так ещё задолго до большевиков называли начальников на местах) спешно бросились поднимать «реэстры» с именами ранее определённых для столицы шаманов, но выяснили, что «оные тунгусы, которые требуюца», кочуют где-то в тайге. И тогда в одних улусах бросились на поиски означенных в списке, а в других стали лихорадочно искать им замену. Кычкин же, не желая ударить лицом в грязь перед государем, устроил в Якутске строгий конкурс среди кандидатов и через посыльных вопрошал комиссаров о присланных: «А подлинно ли они имеют за собой действительное шаманство? А лутче их шаманством в ведомстве того острога других не имеютца ль?» Что касается самих шаманов, то многие попытались скрыться от столичной славы в родных лесах, и кое-кому это удалось. Дабы и другие не последовали их примеру, Кычкин распорядился посадить всех отобранных им под стражу, а беглецам учинить сыск. Примечательно, что в одном из первоначальных «реэстров» среди прочих значились «шаманы же Якутского города, тамошние уроженцы, русские люди Фёдор Турбин, Семён Рубачёв».

Итак, дело двигалось, но не очень спешно, и в итоге Пётр II, как и его предшественник, не дождавшись «шаманского корпуса», в самом начале 1730 года скоропостижно скончался от оспы.

Владимир Фёдоров

Фотография — shutterstock.com ©

Продолжение читайте в июньском номере (№6, 2013) журнала «Чудеса и приключения»

Похожие статьи:

Теги: , , , ,