«Мы, наиболее отдалённые обитатели Земли, последние из свободных, были защищены нашей удалённостью и неизвестностью, окружавшей наше имя… За нами нет народов, ничего, кроме волн и скал» – так, по словам историка Тацита, говорил вождь племени пиктов. Древнеримские историки в своих хрониках единодушно называют пиктов исключительно древним и загадочным народом. До сих пор достоверно не установлено их происхождение, практически отсутствуют письменные свидетельства об их жизни, а монументальные памятники их культуры порождают нескончаемую череду фантастических гипотез.

Красный – цвет смерти

Народная традиция приписывает пиктам сооружение самых разнообразных объектов, называемых Стена пиктов, Дорога пиктов, Крепость пиктов.

Даже Стоунхендж – один из самых величественных памятников древнейших цивилизаций Земли – также считается делом их рук и по сей день остаётся загадкой для учёных. Одни считают его гигантским ритуальным сооружением для церемоний поклонения неведомым богам. Другие – не до конца понятым астрономическим календарём. Сторонники концепции развитых дочеловеческих цивилизаций видят в нём что-то вроде зашифрованного в камне послания грядущим поколениям. А те, кто убеждён в существовании пришельцев из космоса, уверены, что каменные монолиты были средствами связи с космическими кораблями и указывали места посадки на древнем космодроме.

В народном сознании вместо этих многочисленных теорий бытует легенда о некогда жившем здесь племени великанов. Предводительницей их была богиня Дану, которая до сих пор находится неподалёку, поселившись в холмах, под землёй.

Холмы, по представлениям жителей Британских островов, – место колдовское и опасное: в них находятся входы и выходы в иные миры. В цветовой символике многих народов холмы, потусторонний мир и смерть ассоциировались с красным цветом. В одном из древних сказаний о выходе таинственных жителей холмов на земную поверхность говорится: «Три красных плаща на них были, три красные рубахи, три красных копья да три красных щита в руках, три красные копны волос да три красных коня. С ног до головы были красными их тела, волосы и платье, кони и они сами».

Кельты, скифы или баски?

В одной из латинских поэм, написанной в III веке, встречается рассказ о племени, ни на кого не похожем. Его составляли «раскрашенные люди»: кожа их была не бела, не черна и не красна; и, очевидно, своё название они получили от обычая украшать тела разноцветными татуировками, которые называли пиктами. Подтверждение тому – более древнее название: притены, что переводится как «люди рисунков».

Пикты были воинственным народом, а татуировки служили для устрашения врага. И действительно, разукрашенные, практически полностью обнажённые воины с ярко-рыжими развевающимися волосами наводили ужас на противника ещё до начала схватки.

Вероятно, татуировки были не только своеобразным украшением мужчины, но и несли в себе информацию о его социальном положении. Рисунки на телах и каменных плитах пиктов изображали и реальных животных, и фантастические существа, включали узоры, кольца, переплетающиеся линии.

Происхождение пиктов так и остаётся загадкой. Их считали потомками либо кельтов и жителей Иберийского полуострова, либо скифов. Да и их внешность сторонники разных версий происхождения описывали по-разному: они представали то светло- или рыжеволосыми великанами, то малорослыми брюнетами.

Возможно, существуют две правды. Известно, что у пиктов было два разных языка, и, по мнению современных учёных, это связано с неоднородностью их населения. Простые люди происходили из древнейшего народа, родственного испанским баскам. Аристократия же вела свои истоки от кельтов.

Отличались пикты и своеобразным отношением к институту брака и наследования. Среди немногочисленных письменных источников наиболее известным является список 69 пиктских королей. Он составлен в строго хронологическом порядке, и из него следует, что наследование королевского престола шло исключительно по женской линии. Женщины на трон не восходили, но верховная власть переходила не от отца к сыну, а только от брата к брату или сыну сестры.

Такая форма наследования царской власти не была принята больше ни у кого. Предположительно она была связана с традицией многобрачия или многомужества у женщин. Римляне обвиняли женщин пиктов в распущенности, однако у последних была другая мораль, допускавшая свободу выбора мужчины-партнёра. Таким образом, чистота королевской крови могла определяться только по материнской линии. Интересно, что на короткий период времени этот обычай переняли завоевавшие страну пиктов скотты.

Список королей пиктов завершается именем короля Друста. Историки считают, что его смерть в битве с викингами стала последней главой в истории когда-то непобедимого народа. С этого момента пикты ушли с исторической арены, и наступила эпоха легенд и преданий.

Опасная музыка ветра

Когда-то страной пиктов были вересковые пустоши и холмы. Эти места до сих пор обладают магической притягательностью и хранят бесчисленные предания о тех, кто в древности ходил этими дорогами. Завывание ветра навевает тоску и суеверный страх на всех, кто впервые посещает эти места.

Страшные легенды о существах, якобы и поныне населяющих холмы, предостерегают от одиноких прогулок. Тот, кто заслушался таинственной музыкой ветра, попадает в плен к древнему народу, старея на десятки лет. Несчастным уже никогда не вернуться к прежней жизни. Музыка пустоши звучит у них в сердцах, и они снова и снова приходят к холмам в надежде ещё раз увидеть дивные картины. Их широко раскрытые глаза не отражают нашего мира, они не отвечают на вопросы и напевают одну и ту же мелодию.

Встреч с такими пленниками люди боятся и стараются поскорей расстаться с ними.

Великанша на пирамиде

Но не все легенды так печальны. Весна оживляет поля и холмы. Когда зацветает вереск, всё вокруг преображается и начинает сиять красным, белым, сиреневым светом. Неказистые цветки вереска, рассыпанные всюду по полям и холмам, под нежным ветерком переливаются разноцветными волнами. Бесчисленные пчёлы кружатся над ними, чтобы собрать душистый, терпкий, целебный вересковый мёд.

Белая богиня – королева пчёл и символ разных ипостасей человеческой любви. Цветущие холмы, покрытые белыми цветами, говорят о нежности, беззаветной преданности и самопожертвовании. Красные цветы – это любовь страстная и неосторожная. Фиолетовые цветы говорят о любви опасной, подавляющей, ревнивой.

А на вершине самого высокого холма, наблюдая за цветением вереска, восседает Великанша. Эта героиня ирландского фольклора обитает в вересковых зарослях. Путешествует она на телеге, запряжённой лосями; питается олениной и орлиным молоком; а сопровождают её 70 охотничьих псов, носящих птичьи имена. Во время цветения вереска Великанша строит из огромных камней пирамиду и усаживается на ней.

Богоугодный вереск

Почему именно вереск растёт на ветреных склонах холмов – рассказывает ещё одна древняя легенда.

Однажды Господь, посмотрев на унылый ландшафт, задумался, чем оживить этот безрадостный пейзаж. Вначале решил насадить на холмах дубы, но деревья не согласились: некуда будет пустить корни. Господь подумал о жимолости, но она отказалась: здесь нет условий для цветения. А если украсить холмы розовыми кустами? Ах, нет, ведь розы так боятся ветров и дождей!

И только скромный вереск охотно согласился украсить собой неприглядную местность. За это он был вознаграждён: Господь дал ему выносливость дуба, аромат жимолости и сладость розы. Но не только для радости глаз цветёт вереск: издавна из его листьев получают жёлтый краситель, который идёт в дело при изготовлении национальной шотландской одежды – пледов и килтов.

Рядом с пиктами на вересковых пустошах народная фантазия часто селила эльфов. На этих угодьях проходили все главные праздники маленького народа. Эльфы кружились над цветами и пили мёд из огромной серебряной чаши. В такие дни с утра и всю ночь с холмов доносились их звонкие голоса, смех и музыка.

Слаще мёда, пьянее вина

Многие хитрости строительного и военного мастерства пикты хранили в секрете. Но не только сражения и сооружение крепостей были их великим умением. Из поколения в поколение передавали они тайну приготовления чудодейственного напитка из вереска. Уж не у эльфов ли они его выведали? Напиток давал силы, ясность мысли и долголетие. Каждый человек племени знал, что секрет его приготовления ни при каких обстоятельствах нельзя выдавать врагам.

На юго-западе Шотландии особенно любимо предание «Последний из пиктов», получившее мировую популярность благодаря балладе Р.Л. Стивенсона.

Кто только ни пытался выведать главную тайну пиктов, но это никому не удавалось. И вот на их земли нагрянули скотты. Один за другим гибли в битвах бойцы-пикты, но никто не проговорился. И вот после одного кровопролитного боя в живых остались только старик и мальчик, его сын.

Предводитель племени скоттов решил вырвать секрет страшными пытками. Старик обещал открыть его при странном условии: если будет убит мальчик. Ребёнка бросили в морские пучины. Тогда старик сказал, что теперь вождь никогда не узнает великой тайны мёда: закалённый воин выдержит любые пытки, а мальчик, который мог не устоять перед испытанием, теперь мёртв.

Шедевр Стивенсона известен в России благодаря переводу С.Я. Маршака: «Из вереска напиток/Забыт давным-давно,/А был он слаще мёда,/Пьянее, чем вино…». В финале старик говорит: «А мне костёр не страшен./Пускай со мной умрёт/Моя святая тайна – /Мой вересковый мёд». На этой высокой, трагической ноте заканчивает поэт свою балладу об исчезнувшем народе пиктов, который сделал вереск главным символом Шотландии и Уэльса.

Ирина Винокурова

Фотография — shutterstock.com ©

Похожие статьи:

Теги: , , ,