В начале 1789 года английская эскадра доставила в Австралию первую партию заключённых – 800 мужчин и 200 женщин. Высадка на берег произошла в заливе Ботани, который получил своё название из-за обилия в этом месте неизвестных в Европе растений. С тех пор австралийских каторжников стали называть «ботаниками».

Среди них находилась молодая женщина по имени Мэри Брод. В Австралии она обвенчалась с Уильямом Брайентом. На каторге он вместе с товарищами по несчастью Коксом и Мартином ловил на баркасе рыбу для колонии.

Спустя год муж Мэри познакомился с бывшим пиратом Мортоном, который предложил бежать из каторжной колонии на рыбачьем баркасе. Брайент колебался: за побег с каторги полагалась смертная казнь. Но Мэри решительно поддержала дерзкий план побега. Мать двоих детей, она готова была рискнуть всем ради того, чтобы её дети выросли в свободной стране.

Задумавшие побег заговорщики отремонтировали судно, заготовили запас продовольствия и фляги под воду. Не хватало самого главного – компаса, квадранта и карты, но случай помог решить эту проблему.

В заливе Ботани бросил якорь голландский корабль «Ваксамхейд» с оплаченным англичанами провиантом для колонии. Один из заговорщиков, аферист международного класса Джеймс Кокс, договорился с голландским капитаном о покупке карты и навигационных инструментов за 38 золотых соверенов. Остаётся тайной, каким образом Коксу удалось провезти на каторгу столь большую сумму.

Не садись на плоский камень

В ненастную ночь с 27 на 28 марта 1791 года, выкрав у пьяного солдата мушкет, одиннадцать каторжников, включая двух малолетних детей, бежали с каторги на баркасе, которому дали символическое название «Надежда». На шестиметровом судне они намеревались обогнуть австралийский континент, выйти Торресовым проливом в Арафурское море и достичь голландской колонии на острове Тимор. Беглецы хорошо понимали, что путешествие по плохо изученным морям, берега которых населены дикими племенами, будет очень рискованным.

Несколько дней подряд без остановок каторжники пробивались сквозь штормовую погоду на север. Они опасались погони. Когда ветер стих и показалось солнце, Мортон повернул форштевень судна к берегу. Беглецы оказались в небольшой бухте, на берегу которой разбили лагерь. Наловили на мелководье моллюсков и омаров. Мэри сварила из них похлёбку. Высушив одежду у костра, «ботаники» сытно поужинали, выставили часового и улеглись спать.

Тёмная безлунная ночь. Часовой уселся на круглый плоский камень. Вдруг он заметил движение размытых силуэтов у невысоких деревьев с искривлёнными стволами. Несомненно, это местные аборигены, и в руках у них копья. Часовой немедленно разбудил спящих товарищей, а силуэты застыли в ночи, как статуи.

С первыми лучами солнца шесть аборигенов воткнули копья в землю и подошли к плоскому камню. Нагие тела австралийцев были раскрашены глиной и красной охрой в виде зигзагообразных полос, идущих с головы до ног. Через носовые хрящи проткнуты кости. Один из аборигенов сорвал с ближайшего дерева зелёные листья и помахал ими над головой. Это означало, что австралийцы пришли с миром.

За время пребывания на каторге Кокс и Брайент усвоили несколько десятков слов и смысловых жестов, употребляемых коренными жителями. После долгого путаного «разговора» белые люди поняли, что цель визита аборигенов – круглый плоский камень, которому поклоняется племя.

Ближе к вечеру к священному месту подошли ещё два десятка «людей плоского камня», и под звуки дудочек и трещоток вокруг костра начались ритуальные танцы, в которых пригласили принять участие и белых пришельцев. Праздник продолжался всю ночь. Ближе к утру, когда аборигены впали в состояние, близкое к опьянению, «ботаники» начали готовиться к отплытию.

Иван Медведев

Продолжение читайте в июльском номере (№7, 2013) журнала «Чудеса и приключения»

Похожие статьи:

Теги: , ,