Никогда не знаешь, каких удивительны людей суждено встретить. Уж, кажется всяких видала… «Ты хотела вылечиться? Лети ко мне скорей!» – Нина Сергеевна Николаева, вице-президент Международной ассоциации по исследованиям психотроники, снова собирала у себя в легендарной квартире на Соколе учёных, мистиков, философов – всех, кто желал увериться в чудесах, не поддающихся научному объяснению. И… тех, кто уже отчаялся излечить свои недуги. Ведь вдруг повезёт?


Навек без насморка

В гостиной уже набилось порядочно народу.  Надо всеми возвышался огромный старик с нестрижеными седыми волосами, перманентно переходившими в бороду. Голый торс (на дворе холодный апрель), упругая, блестящая загорелая кожа – как с пляжа. Более чем странный персонаж, похожий на какого-нибудь Ноя. И в длинных, ниже колен, чёрных трусах. Ноги босые. Рядом с ним женщина, лет на 20 моложе, в простом летнем платье, тоже загорелая и тоже босая.

– Порфирий Корнеич, ну а как же по снегу-то ходить? Воспаление лёгких подхватить всё-таки раз плюнуть! – пискнул кто-то. Очевидно, тут уже давно продолжалась дискуссия.

Так это и есть тот самый Порфирий Корнеевич Иванов! Тогда, в начале 70-х, о нём шёпотом рассказывали друг другу приверженцы нетрадиционной медицины, оригинальных философий, иридодиагностики, ипликатора Кузнецова, питания по Брэггу и прочих модностей. Всем в те годы хотелось как-то выжить – ведь нынешнее бедствие с медициной уже тогда началось.

– Да выйти во двор, башмаки скинуть – и по снегу, хоть минуту. Ничего не будет, кроме здоровья, – гудел пророк. – И вообще: почувствовали, что начинается насморк, – дома босиком встаньте на холодный кафель – всё пройдёт.

Рядом, не мигая глядя на Учителя как на святого, стояли два апостола-сопровождающих, два парня лет двадцати, в брюках и рубашках, но тоже босые.

Нина Сергеевна просунула меня и мою подругу, психолога Таню Б., поближе к старцу и что-то нашептала ему.

– В ванную! – приказал он, и мы, незнамо зачем, поплелись туда вслед за босой женщиной, Валентиной Леонтьевной, как оказалось, его ближайшей помощницей. Раздевшись догола, послушно встали в ванну, а она, открыв душ, стала хлестать нас ледяной водой – сверху-донизу и обратно. Хлобысть, хлобысть! От шока ни я, ни Таня ни звука не издали.

Хорошенько растеревшись полотенцами, мы, свеженькие как огурчики, вернулись в гостиную, где продолжал вещать Иванов. Кто-то строчил в блокноте, кто-то записывал истины на магнитофон. Заметив наше возвращение, Порфирий Корнеевич умолк, а потом начал излагать свои правила по новой. Отныне и мы должны были им следовать.

Путь Учителя

Порфирий Корнеевич Иванов родился в 1898 году в селе Ореховка Екатеринославской губернии (ныне Украина) в семье шахтёра. Закончил 4 класса церковно-приходской школы. Мысль о губительном отрыве человека от природы посетила его 25 апреля 1933 года.

Его вывод: завышенные потребности (пища, одежда, жилище) приводят к зависимой жизни. И начался эксперимент, продлившийся 50 лет. Его самая заметная и раздражающая (или потешающая) публику часть заключалась в том, что Иванов, презрев тепличные условия, круглый год ходил в одних трусах и босиком – в правильности этого пути в 1935 году его убедило излечение парализованной женщины.

В начале 1936-го ему поставили диагноз «шизофрения», оказавшийся спасительным. В ноябре Иванов повёз в Москву, на VIII Чрезвычайный съезд Советов, письмо с предложениями по новой Конституции. Голого и босого, его задержали на Красной площади, доставили в НКВД к Ежову, а затем в «Матросскую тишину». Но психиатрический диагноз охранил его от расправы.

Дальше жизнь покатилась такая же, как у всех людей с необычными способностями, да ещё в сочетании с упрямством. Зимой 1937 года он был арестован НКВД, его обливали водой на 17-градусном морозе...

Продолжение читайте в январском номере (№1, 2013) журнала «Чудеса и приключения».

 

Похожие статьи:

Теги: , ,