Перекидываясь в картишки где-нибудь в вагоне поезда или на пляже, мы даже не предполагаем, что тасуем порой почти портреты реальных людей

Роковая Афина Паллада

Наиболее распространённые карты европейского типа в виде королей представляют нам четырёх известных правителей древности. Прототипом короля червей стал император Карл Великий; король пиковый – древнееврейский царь Давид; бубновый – Юлий Цезарь; трефовый – Александр Македонский.

Дама червей первоначально явилась в образе Елены Прекрасной – той, из-за которой началась Троянская война, однако в конце концов в этой масти утвердилась библейская Юдифь. В качестве дамы пик была выбрана суровая Афина Паллада. Бубновая дама – ветхозаветная красавица Рахиль. С трефами вышла какая-то заминка, и в конце концов даму этой масти стали изображать в виде вымышленной Аргины (от латинского regina – царственная). Как ни смешно, это имя потом прилепилось к фавориткам французских королей.

Вел.кн. Елизавета Фёдоровна

Валетов (в переводе с французского валет – слуга, лакей) тоже можно назвать стилизованными портретами реальных персонажей. Только их имена нам мало что говорят. Валет червей – воин Этьен де Виньель, советник Жанны д’Арк; пик – Огиер, национальный герой Дании, умевший сражаться двумя клинками сразу; бубен – то ли Орландо, племянник Карла Великого, то ли Гектор де Галад, рыцарь короля Чарльза VII; треф – Ланселот, предводитель рыцарей Круглого стола при дворе короля Артура.

Колода а ля рюс

Но ведь есть и карты очевидно русского облика. Откуда взялись они?

Первая русифицированная колода была изготовлена к празднованию 300-летия дома Романовых в Петербурге, на Александровской мануфактуре. Она называлась «Русский стиль». Именно этот образец до сих пор в большом ходу.

Эскизы лицевой части карт были созданы в 1911 году во Франкфурте-на-Майне, на немецкой фабрике карточных игр фирмы «Дондорф». Однако взяты они были не с потолка. В их основу лёг «Альбом костюмированного бала в Зимнем дворце», содержавший 21 гелиогравюру и 174 фототипии. Издание, выпущенное Экспедицией заготовления государственных бумаг, запечатлело роскошные костюмы знаменитого бала 1903 года. По задумке, все его 390 гостей были наряжены по образцу придворных эпохи царя Алексея Михайловича.

Роскошным альбомом за немалую плату были обеспечены все участники, а вырученная сумма пошла на благотворительность. Через несколько лет редкие экземпляры издания стали всплывать на западных аукционах, где продавались за огромные деньги. В советское время альбом никогда не упоминался, как, впрочем, и сам бал.

Что же это был за праздник, эхо которого до сих пор докатывается до нас в несколько курьёзном виде – в виде картинок на игральных картах а ля рюс?

Тоска по допетровской эпохе

Идея костюмированного бала возникла у императрицы Александры Фёдоровны (напомним, бывшей немецкой принцессы) после красочного рассказа как-то за завтраком Павла Жуковского, сына поэта, о красоте старорусских нарядов.

Царь поддержал, почему-то сочтя, что именно такой бал даст толчок возрождению «подлинно русских» обычаев царского двора.

Вел.кн. Михаил Александрович, брат царя

И тут надо вспомнить одну особенность Николая Второго. Он не слишком уверенно чувствовал себя во дворце, да и командовать военными по-настоящему не научился. (Кстати, сам так и остался полковником, сознательно не желая возвыситься до звания генерала.) Современник даже описывал, как во время военного парада 1910 года самодержавный царь покорно исполнял приказы командира.

Зато ему был вполне органичен давно ушедший в Лету допетровский стиль Московского царства, любовь к которому он унаследовал от отца, и хоть в этом он хотел утвердиться. В Петербурге даже стали появляться храмы в неомосковском стиле.

Зная тягу Николая к патриархальности, министр внутренних дел Д.С. Сипягин подобострастно пытался воспроизводить некоторые обряды того времени, более того, сам носил платье XVII века! Обеденный зал в своём министерстве перестроил в духе Грановитой палаты в Кремле, причём на одной из стен даже изобразили царя Михаила Фёдоровича. Однажды Сипягин пригласил царя к себе в гости, приглашение было принято, и хозяин велел доставить из Москвы обед в старорусском духе, предполагавший бесконечную перемену блюд, и цыганский хор.

Однако всё это были цветочки по сравнению с тем, что произошло в 1903 году.

Историки полагают, что петербургское празднество было проведено в подражание Девонширскому балу, данному в 1897 году в честь бриллиантового юбилея правления королевы Виктории. Бал готовился шесть лет, и члены королевской семьи выбрали себе костюмы XVI века. Он стал символом расцвета Британской империи.

Правда, Россия тоже знавала нечто подобное. Так, 25 января 1883 года состоялся бал во дворце Владимира Александровича и Марии Павловны в костюмах по образцам XVII века. В 1894 году похожий бал дали во дворце Шереметевых.

С византийским блеском

Вот и на этот раз, зимой 1903 года, всем званым гостям предписывалось явиться в костюмах по допетровской моде XVII века, ещё не знавшей европейского влияния. «Очень красиво выглядела зала, наполненная древними русскими людьми», – записал потом Николай в своём дневнике. Справедливости ради заметим, что многие приглашённые от участия отказались: византийская роскошь была не всем по карману.

Николай предстал на балу в «малом царском наряде» царя Алексея Михайловича. Эскиз малиново-золотого костюма сделал сам директор Эрмитажа И.А. Всеволожский вместе с

художником санкт-петербургских Императорских театров Е.П. Пономарёвым, а на пошив пошло два вида бархата на кафтан и золотая парча – на опашень. Шапку изготовили в шляпной мастерской братьев Брюно.

Однако в одеянии обнаружилось и немало подлинных элементов. Так, пуговицы и нашивки были русской работы XVII века. Из кремлёвской Оружейной палаты выписали 16 исторических предметов декора, включая жемчужные запястья царя Фёдора Иоанновича (сына Ивана Грозного). Николай получил во временное пользование подлинный жезл Алексея Михайловича.

Прочие костюмы для бала создавались по эскизам художника Сергея Соломко.

Вел.кн. Ксения Александровна, сестра царя

Императрица Александра Фёдоровна облачилась в платье царицы Марии Ильиничны (Милославской, первой жены Алексея Михайловича). Оно было изготовлено из золотой матовой парчи, отделано серебристым атласом и тафтой, вышито серебряными нитями и отделано натуральным жемчугом. Грудь Александры Фёдоровны украшал гигантский изумруд, а коруну на голове – узоры из оливковых ветвей, усыпанных изумрудами, жемчугом и бриллиантами. Кто-то посчитал, что в нынешних ценах такое одеяние стоило бы не менее 10 миллионов евро. Присутствовавшая на балу балерина Тамара Карсавина позже вспоминала: «Императрица в тяжёлой короне была похожа на византийскую икону». Недаром драгоценности ей подбирал сам Карл Фаберже!

По богатству с царицей соперничала княгиня Зинаида Юсупова в ослепительном костюме боярыни. Прочие придворные дамы, не желая отставать, красовались в расшитых драгоценными каменьями сарафанах и кокошниках, а кавалеры – в костюмах стрельцов или сокольничих. Среди 390 гостей присутствовали назначенные императрицей 65 «танцующих офицеров», также ряженных в требуемом стиле.

Великий князь Александр Михайлович (последний внук Николая I, женатый на сестре царя Ксении) так описывал диковинные костюмы: «Ксения была в наряде боярыни, богато вышитом, сиявшем драгоценностями, который ей очень шёл. Я был одет в платье сокольничего, которое состояло из белого с золотом кафтана с нашитыми на груди и спине золотыми орлами, розовой шёлковой рубашки, голубых шаровар и жёлтых сафьяновых сапог. Остальные гости следовали прихоти своей фантазии и вкуса… Аликс (императрица Александра Фёдоровна. – Ред.) выглядела поразительно, но государь для своего роскошного наряда был недостаточно велик ростом».

Необычайно эффектно выглядел великий князь Михаил Александрович, брат царя. «Убил всех», – написала о своём брате в дневнике Ксения. Однако в конце концов этот персонаж запомнился неприятным курьёзом: во время танцев посеял бриллиантовую брошь Павла Первого, которой он украсил свою шапку. А ею так дорожила вдовствующая императрица Мария Фёдоровна…

Несколько костюмов сохранилось в Эрмитаже. А некоторое представление о том бале можно получить по фильму Александра Сокурова «Русский ковчег», где воспроизведён его значительный фрагмент.

И грянул бал

Итак, 11 февраля 1903 года приглашённые собрались в Романовской галерее Эрмитажа, куда наконец вышли царь с царицей. Все проследовали в Большой

Вел.кн. Андрей Владимирович, двоюродный брат царя

(Николаевский) зал, где гости, шествуя парами, приветствовали императорскую семью в так называемом русском поклоне. В театре Эрмитажа состоялся концерт: в сцене из «Бориса Годунова» пели Медея Фигнер и Фёдор Шаляпин, в номерах из балетов «Баядерка» и «Лебединое озеро» танцевала Анна Павлова.

Вторая и основная часть бала состоялась 13 февраля. Почему он был разбит на две части? Потому что буквально накануне оказалось, что 11 февраля не смогут присутствовать занемогшая вдовствующая императрица и брат императора Михаил (тот самый, что потеряет брошь). 13-го собралась вся политическая элита России, весь дипкорпус во главе с послами. В одиннадцатом часу вечера в Концертном зале за золочёной решёткой заиграл придворный оркестр в костюмах трубачей царя Алексея Михайловича. Ужинали в Николаевском, где было накрыто 34 круглых стола; столики с чаем и вином располагались в Малахитовом. Пел Архангельский хор.

Затем приглашённые вернулись в Концертный зал, где до часу ночи продолжались танцы. Всё началось с «русского», хоровода и плясовой, специально поставленных под руководством Феликса Кшесинского. (Готовились всерьёз: накануне, 10 февраля, состоялась даже генеральная репетиция, где императрица Александра Фёдоровна и великая княгиня Елизавета Фёдоровна строго отбраковывали танцующих, оставив восемь пар, составленных из красивейших аристократок и самых статных гвардейцев.) Затем последовали общие вальсы, кадрили и мазурки, где кавалерами выступали большей частью те самые специально назначенные императрицей 65 «танцующих офицеров»: кавалергарды, конногвардейцы и уланы, одетые по старинке. Многие отмечали, что вальсы, исполняемые в костюмах XVII века, смотрелись по меньшей мере странно.

Да и танцующим пришлось нелегко – непомерно тяжелы оказались расшитые серебром и золотом наряды.

Но, как писал очевидец, «впечатление получилось сказочное… В этот день фамильные драгоценности появились в таком изобилии, которое превосходило всякие ожидания».

Императрица пожелала, чтобы сие роскошество 11 и 13 февраля было запечатлено для потомков лучшими петербургскими фотографами – их было привлечено не меньше дюжины. 14 февраля эхом неслыханной роскоши бал отозвался ещё и во дворце графа Шереметева – для тех, кто ещё не нащеголялся в историческом одеянии.

Прощание с эпохой

Великий князь Александр Михайлович вспоминал: «Это был последний большой придворный бал в истории импеpии. Почти четверть столетия прошло с той достопамятной ночи, когда я и Ники (к этому времени уже Николай Второй. – Ред.) смотрели на появление царя освободителя под руку с княгиней под сводами этих зал, отражавших в своих зеркалах семь поколений Романовых. Внешность кавалергардов оставалась всё та же, но лицо империи резко изменилось. Новая, враждебная Россия смотрела чрез громадные окна дворца. Я грустно улыбнулся, когда прочёл приписку в тексте приглашения, согласно которому все гости должны были быть в русских костюмах XVII века. Хоть на одну ночь Ники хотел вернуться к славному прошлому своего рода... Это замечательное воспроизведение картины XVII века, вероятно, произвело странное впечатление на иностранных дипломатов. Пока мы танцевали, в Петербурге шли забастовки рабочих, и тучи всё более и более сгущались на Дальнем Востоке».

Действительно, вскоре началась русско-японская война, а там и революция.

Лишь раритетный альбом да игральные карты (!) напоминают нам о последнем ярком собрании дворцовой знати, не знавшей меры в роскоши и нимало не чувствовавшей, что вскоре начнётся совсем иная жизнь, которая беспощадно разметает лубочных боярынь и сокольничих по всему миру. А у иных судьба сложится так страшно, что вздрогнет даже рука с игральными картами.

По мнению коллекционеров, многажды перепечатанная в советское время колода «Русский стиль» в значительной степени утратила первоначальный колорит и рисунок. В аутентичном, подлинном виде эти карты издаёт австрийская фирма по производству настольных игр.

Максим Цыпин

Похожие статьи:

Теги: , , , ,