В царстве Аида

9 июня 1865 года французский врач Ремигио Лерой снова увидел свет. Как понимать сие выражение? А дело в том, что в мексиканском колониальном городе Гуанахуато, где он был похоронен, у него не было родственников, а раз платить могильный налог было некому, то по местным законам тело на кладбище Пантеон Святой Паулы выкопали, освободив место для другого покойника.

Каково же было удивление могильщиков, когда они вместо жалких останков обнаружили хорошо сохранившуюся мумию!

Воздух в городе Гуанахуато очень сух, жидкость из безжизненного тела быстро испаряется, предотвращая процессы разложения тканей. Вот и получилась естественная мумия – без всяких бальзамических составов, какие употреблялись в Древнем Египте.

Могильный налог в 1958 году упразднили. А в коллекции местного музея сохранилось больше ста мумий, накопившихся за годы эксгумации с 1865 по 1958 годы. Музейный смотритель сказал, что хранят только один-два процента эксгумированных тел, остальные кремируют.

В этом жутком музее кровь стынет в жилах, когда в полумраке, словно в царстве Аида, пробираешься мимо витрин с экспонатами.

Первое, что бросается в глаза: у всех мумий открыт рот! Почему они кричат? И хотя медицинское образование подсказывает, что после испарения жидкости в организме мышцы сократились и разомкнули челюсть, всё равно кажется, что мумии зовут живых. Их немой крик до сих пор преследует меня.

Одна мумия воплощает страшный сон любого из нас – быть похороненным заживо. Это полная женщина, ободранные руки которой молитвенно сложены, но на уровне головы. Вероятно, она была найдена лежащей на животе, в попытке опереться на руки и спиной вытолкнуть крышку гроба. Живо представляешь себе ужас последних минут её испытания и сам будто бы начинаешь задыхаться от нехватки кислорода.

Серо-зелёные детки

Маленьких детей, умерших после крещения, в католической культуре называют ангелочками – в уверенности, что малыши попадут прямиком в рай. Из-за высокой смертности новорождённых старались крестить на восьмой день после рождения. Считалось, умрёт ребёнок некрещёным – душа так и застрянет в преддверии рая.

Если родители видели, что их чадо – не жилец, они просили крёстных родителей приготовить для него пышный саван и венок из цветов апельсинового дерева. Девочек одевали как ангелов, иногда с крыльями; мальчиков – как маленьких святых, в чей месяц они умерли. Саван был важной ритуальной частью погребения. Тело покрывали цветами, а в руки ребёнку крёстные вкладывали лилии или веточки апельсинового дерева. Процессия, сопровождавшая белый гроб, должна была веселиться под оркестр и небольшой салют.

В эпоху Возрождения из Европы в Мексику пришла традиция писать посмертные портреты, а в конце XIX века – делать посмертные фотографии. Так хотели сохранить в памяти образы любимых, увековечить их имена, происхождение, продемонстрировать любовь семьи. Несчастным родителям эти изображения помогали постепенно смириться с уходом ребёнка и принять жизнь такой, какая она есть. Честно сказать, портреты серо-зелёных деток на смертном одре или в окружении семьи внушают ужас.

Глазами фантастов и учёных

Рей Брэдбери в своём рассказе «Следующий» так описывает внешний вид мумий: «...напоминали собой скорее предварительные заготовки скульптора: проволочный каркас, первичные намётки сухожилий, мышц, тонкого кожного слоя... Пергаментная кожа была натянута между костями, точно для просушки. Разложение тел не коснулось: испарились только внутренние соки. Плоть – будто кожа на барабане, пергамент или зачерствелый хлеб. Женщины – громадные фигуры, дурно слепленные из комьев жира, подтопленного смертью. Разлохмаченные причёски, похожие на птичьи гнёзда, которые то строили, то разоряли, то строили заново».

Группа американских учёных во главе с антропологом Джерри Мэлбаем изучила 22 взрослые и детские мумии с помощью методов рентгено- и эндоскопии. Исследователи обнаружили, что тела двух детей были частично обработаны бальзамирующим веществом, но непонятно, с какой целью. Одно из тел признано самой маленькой в мире 24-недельной мумией плода.

В музее представлен мумифицированный зародыш, найденный в могиле разложившейся матери, покончившей жизнь самоубийством из-за беременности в девицах.

Учёные Рон Беккет и Джерри Конлог, исследуя мумии, пришли к выводу, что при жизни некоторые из них страдали ревматоидным артритом, анемией, туберкулёзом – иногда настолько тяжёлым, что он, собственно, и служил причиной смерти.

Американцы также обнаружили доказательства вдыхания дыма. Непонятно только – табачного или того, что рабочие поглощали в местных серебряных рудниках.

Учёные предполагают, что когда детей отнимали от груди, их кормили пережёванной взрослыми твёрдой пищей. Так малыши заражались бактериальной инфекцией, вызывавшей понос, а затем и смерть.

В образе женщины-скелета

Часто через несколько дней после похорон родственники устраивают праздник, на котором песнями, играми, танцами и слезами вспоминают ушедшего.

Не советую брать маленьких детей в Мексику в канун Дня мёртвых. Всё украшено ведьмами и скелетами, а по улицам бродят герои фильмов ужасов. Кажется, у мексиканских малышей врождённый иммунитет к монстрам – ведь наши детки иногда распускают нюни даже при виде добрейшего Деда Мороза! В Мексике как бы слились языческий День мёртвых (отмечается 1 и 2 ноября), американский Хэллоуин (31 октября), католические праздники – День Всех святых (1 ноября) и День поминовения усопших (2 ноября). В домах и на улицах выставляют алтари с фотографиями умерших людей, вещи, которые они любили, calaveras – сладости в форме черепов и хлеб мёртвых – вкуснейшую сдобу, которая печётся только в эти дни. Алтари украшают вырезанными из цветной бумаги фигурками, знаменующими некий сюжет, оранжевыми и бордовыми цветами-бархатцами, зажигают свечи и курят благовония, считается, что они помогают душам найти дорогу. Люди верят, что детские души возвращаются на землю 1-го, а взрослые – 2 ноября.

В канун Дня мёртвых я попала на частную вечеринку в красивом старинном особняке с высокими потолками, украшенными лепниной, широкими лестницами и стенами, расписанными картинами из светской жизни XVIII века. Никакого электричества – по залам, где горели свечи, расхаживали наряженные, будто на костюмированном балу, гости. К сожалению, музыка звучала совсем другая – барабанил транс. Среди присутствовавших я заметила и дам в средневековых костюмах, и кавалеров в венецианских масках, и много «нечисти».

Нарядившаяся в костюм Катрины, я вдруг почувствовала себя на балу сатаны. Знаете, кто такая Катрина? Элегантная женщина-скелет в шляпе с вуалью – символ смерти и главная героиня Дня мёртвых. Этот образ в начале ХХ века создал мексиканский художник Хосе Гуаделупе Посада. Мексиканцы заигрывают с Катриной, подобной женщине-Смерти в фильме Жака Кокто «Орфей».

Гуанахуато считается одним из самых красивых городов Мексики. Помимо мумий, он знаменит ещё сильным влиянием церкви. Например, здесь до сих пор запрещено законом ходить в мини-юбках и целоваться на улицах.

Тема смерти не является в Мексике табу. Люди здесь, как и мы, не хотят умирать. Но в мексиканцах, как и в их индейских предках, живёт вера в цикличность жизни. Повсеместно можно встретить изображение луны и солнца. И детям, например, говорят, что ожидаемое ими событие наступит «через три луны».

Мумиям здесь присвоен статус «наследия Гуанахуато». А возле музея продаются леденцы в форме маленьких иссохших трупиков, приготовленные из тростникового сахара натурального коричневого цвета – того же оттенка, что и мумии.

Продавец сладкой смерти полюбопытствовал, знают ли люди в России про их город. Услышав честный отрицательный ответ, он с грустью вручил мне подарочный леденец-карандаш. Вкусный. Но вот съесть «мумию» я так и не решилась.

Рената Казакова

Похожие статьи:

Теги: , ,