В истории города Сарова немало удивительных, трагических, забавных и занимательных страниц. Уже то, что в мирной монашеской обители, спрятавшейся в глухих мордовских лесах, создана ядерная бомба, говорит о многом

Puteshestvie_iz_Peterburga_v_MoskvuНа одну из таких страничек натолкнул меня саровский историк-краевед Алексей Подурец, упомянувший в своей статье «Смолинские камни» о том, что некая «Анна Ивановна вместе с казначеем монастыря (Саровского. – Авт.) Киприаном прятали у себя рукопись книги Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву» во время ссылки писателя».

Французская зараза в монастыре?

Монастырь – то место, где особенно строго относятся к государственным устоям (власть – от Бога!), традициям, житейским и духовным уложениям. Поэтому на первый взгляд трудно поверить в то, что в Саровском монастыре с его суровыми устоями хранилось столь «вредное» произведение. Кстати, трудно не заметить, что публикация «Путешествия…» совпадает с началом Французской революции.

Недаром Екатерина II была буквально взбешена: «Тут рассеивание заразы французской…» – и против Радищева было немедленно возбуждено уголовное дело.

Напомним, что книга Александра Радищева печаталась без указания автора произведения, в домашней типографии. Цензоров Радищев обошёл полуобманом, сдав книгу на проверку в Управу благочиния под безобидным названием «Путешествие». Невнимательный цензор, обманувшись невинным «географическим» названием, подмахнул разрешение. Но в типографии набирать книгу отказались. Тогда Радищев попросту купил печатный станок и напечатал тираж сам. Как известно, было изготовлено 650 экземпляров.

Автора арестовали и посадили в Петропавловскую крепость. Суд признал его виновным в издании книги, которая «наполнена самыми вредными умствованиями, нарушающими покой общественный, умаляющими должное к власти уважение, стремящимися к тому, чтоб произвести в народе негодование противу начальников и начальства, наконец, оскорбительными выражениями противу сана и власти царской». Приговор был суровым – смертная казнь через отсечение головы. Однако вскоре Екатерина помиловала приговорённого и отправила его на 10 лет в сибирскую ссылку. Радищев вернулся в Петербург только в 1801-м, за год до своей смерти.

Саровская пустынь. Фото М.П.Дмитриева. 1904 г.

Реакция властей была абсолютно понятна, иначе и быть не могло. Но ведь и солнце русской поэзии, свободолюбивый Пушкин был не в восторге от «Путешествия…»: «Путешествие в Москву», причина его несчастия и славы, есть, как уже мы сказали, очень посредственное произведение, не говоря даже о варварском слоге. Сетования на несчастное состояние народа, на насилие вельмож и проч. преувеличены и пошлы. Порывы чувствительности, жеманной и надутой, иногда чрезвычайно смешны. Мы бы могли подтвердить суждение наше множеством выписок. Но читателю стоит открыть его книгу наудачу, чтоб удостовериться в истине нами сказанного...»

Впрочем, вокруг этого произведения вообще строилось немало версий. Утверждалось, например, что появилось оно на свет не без участия масонов. Или что у Радищева были соавторы, и даже что разные варианты написаны разными людьми…

И вот рукопись такой скандальной книги – в Саровской обители! Да ещё и переданная явно искренне богомольной женщиной! Естественно, нас не может не интересовать именно саровская ипостась «Путешествия…».

Загадочный Киприан

Итак, саровский монах Киприан и двоюродная тётка Радищева Анна Ивановна Аргамакова… О иеромонахе Киприане известно немного, но достаточно для того, чтобы понять – это был человек образованный. В архиве Саровской пустыни хранился каталог его личной библиотеки, свидетельствующий о широте интересов её владельца. В архивных документах неоднократно упоминается, что Киприан оставил после себя записки, в которых отмечал происходившие события и собирал материал по монастырской истории. Ими пользовался при написании своей книги игумен Маркеллин. Однако ныне в описи архивных дел Саровского монастыря записки Киприана не значатся – по-видимому, они утрачены. В начале 1880-х годов дотошный систематизатор сведений по истории Сарова иеромонах Иаков (Невельский) составил список людей, когда-либо писавших исторические очерки о монастыре. Киприана в этом списке нет. Может, неспроста.

Александр Ломтев

Продолжение читайте в январском номере (№01, 2014) журнала «Чудеса и приключения»

Похожие статьи:

Теги: , , , ,