6 мая 1937 года при посадке неподалёку от Нью-Йорка эта огромная серебристая «сигара» в мгновение ока превратилась в огненный шар. Тридцать шесть жизней были погребены под обугленным каркасом «воздушного монстра».  А за несколько дней до того — 3 мая — жители Франкфурта-на-Майне начали стекаться в аэропорт уже с полудня, предвкушая редкое и величественное зрелище – старт гигантского дирижабля «Гинденбург». Больше месяца немецкие газеты трубили: «Германское чудо удивит Новый Свет, небо принадлежит нам!» Город был заполнен съехавшимися со всей Германии, преданными идеям национал-социализма крепкими парнями и пузатыми бюргерами, умевшими побеждать не только на пивных турнирах, но и на политических митингах.

Проводы «Гинденбурга» должны были вылиться в крупную пропагандистскую акцию.  Юнга команды дирижабля Вернер Франц по долгу службы прибыл на аэродром спозаранку.  Поставив новенький велосипед в козлы у домика персонала, он гордо зашагал через лётное поле к огромному ангару. Из него, пятясь задом и немилосердно дымя, крохотный паровозик вытаскивал опутанное привязными концами гигантское тело «воздушного монстра». Для Вернера это был первый полёт на «Гинденбурге». Всего месяц назад его зачислили в команду, чему помогли не только хлопоты матери, но и то, что он вступил в гитлерюгенд, – на борту «Гинденбурга» могли служить только преданные рейху немцы.

К моменту старта «воздушного монстра» на лётном поле собралось несколько тысяч зевак.  Под гром оркестровой меди и шквал аплодисментов «Гинденбург» плавно ушёл в вечернее не-бо. Пассажиры, столпившиеся у широких окон прогулочной палубы дирижабля, махали шумной толпе платками. Заворожённый открывшейся с высоты картиной, Вернер начисто забыл о своих служебных обязанностях, напомнить о которых помог подзатыльник старшего офицера. Вернера послали на кухню помогать откупоривать бутылки с шампанским в честь первого трансатлантического перелёта «Гинденбурга» из Франкфурта-на-Майне в Нью-Йорк.

Мерно урчали четыре даймлеровских дизеля, вращавших огромные пропеллеры, в ресторане кто-то тронул клавиши рояля. От непривычного ощущения полёта в багажном отделении повизгивали два здоровенных пса, присматривать за ними также входило в обязанности Вернера. На борту в том рейсе было 36 пассажиров, их обслуживали 14 стюардов и 47 членов команды. Лишь по стремительно удалявшимся огням города чувствовалось, что воз-душный гигант поднимается в небо. На высоте птичьего полёта пассажиров ожидало потрясающее зрелище – города Европы, Атлантика, Нью-Йорк.

«Гордый ангел новой Германии»

За год до описываемых событий дирижабль LZ129 «Гинденбург» покинул стапеля одного из заводов Фердинанда Цеппелина. Он стал не только самым большим, самым мощным, но и самым роскошным воздушным кораблём. «Сигара» длиной245 метровнесла в своей утробе двести тысяч кубометров газа, а четыре дизельных мотора общей мощностью4200 л.с. обеспечивали «Гинденбургу» невиданную по тем временам дальность полёта в 14 тысяч километров и почти сто тонн полезной нагрузки. Он развивал скорость до150 километровв час – для дирижаблей тех лет показатель очень высокий. Гуго Эккнер, конструктор «Гинденбурга», в том рейсе тоже был на борту. Это он в своё время сумел убедить Гитлера ради поднятия престижа «третьего рейха» построить серию огромных дирижаблей.

Весной 1936 года, курсируя от Кёнигсберга до Гармиш-Партенкирхена, «Гинденбург» неплохо послужил Гитлеру перед выборами в рейхстаг. Корабль увешали нацистскими вымпелами, на хвостовом оперении нарисовали свастику, а олимпийские кольца на корпусе напоминали о летних Олимпийских играх в Берлине. С борта «Гинденбурга» разбрасывали листовки, из громкоговорителей оглушительно гремели военные марши. Зрелище было настолько величественным, что газетчики прозвали огромный дирижабль «гордым ангелом новой Германии».  Впрочем, «ангел» был с червоточинкой, и Эккнер знал это.

Продолжение читайте в декабрьском номере (№12, 2012) журнала "Чудеса и приключения"

Похожие статьи:

Теги: , , , , ,