Темна и загадочна судьба ярославского купца Никиты Понизовкина, богатейшего промышленника, крахмально-паточного и химического короля России. Такие судьбы нередко становятся сюжетом закрученного детективного романа.К северу от Ярославля, неподалёку от села Вятское, на самом берегу Волги есть посёлок со странным названием Красный Профинтерн. Здесь нет ни школ, ни больших магазинов, сюда не ездят туристы, а окрестные жители попадают обыкновенно с единственной целью — переправиться на пароме на ту сторону реки.

Мы забрели в эти забытые богом края случайно – сбились с дороги. Уже стемнело, паром отдыхал до утра, и на палубе мирно дремала чёрная кошка. Мы поехали вдоль берега, как вдруг взору открылся фантастический пейзаж – то ли декорация к историческому фильму, то ли мираж.

Настоящий средневековый замок Синей Бороды, а чуть в стороне от него – роскошный русский терем на фоне покосившихся домишек показались настоящим чудом. Всё это великолепие – лишь часть не сохранившегося до наших дней грандиозного усадебного комплекса купцов Понизовкиных, которые когда-то славились в этих краях.

Малый смекалистый

А начиналось всё с Никиты, который пришёл, по местному преданию, с одной сумой, нанялся на завод. Родом он был из Борисоглебского уезда (ныне Тутаев), из семьи крепостного крестьянина, выкупленного из неволи.

Смекалистый парень скоро стал управляющим производством, а затем и владельцем сначала небольшого заводика, потом – многочисленных крупных производств, перерабатывающих местный картофель на крахмал.

Считается, что именно о Никите Понизовкине и его заводах Николай Некрасов написал стихотворение «Горе старого Наума»:

Науму паточный завод
И дворик постоялый
Дают порядочный доход.
Наум – неглупый малый…

Кстати, Некрасов и сам родом из этих мест. Имение его матери Грешнево находится в десяти километрах отсюда.

Свой первый паточный заводик Никита завёл в деревне Дурково (нынешний Некрасовский район). Бизнес разрастался. Следом решил открыть ещё и химический, который производил бы «купоросное масло, купоросы зелёный и синий, кислоту соляную, нашатырный спирт, ярьмедянку, соль глауберовскую» и прочие вещества, принося хозяину немалый доход.

Уже в 1850 году Никита Петрович стал купцом II гильдии. Продукция его заводов сбывалась в Санкт-Петербурге, Москве, на ярмарках по всей стране. Он строит свою пристань на Волге, приобретает баржи для перевозки продукции, активно скупает недвижимость: к началу 50-х годов за ним числилось более 20 десятин земли и двухэтажный каменный дом в Ярославле. К середине 50-х завод Понизовкина вырабатывал больше патоки, чем все окрестные заводы вместе взятые.

В 1860-м Никита Петрович получил на Ярославской сельскохозяйственной выставке большую серебряную медаль. В 1863-м стал купцом I гильдии, а через три года начал строительство нового химического и паточного завода на берегу Волги. Но построить завод не успел.

Тайна, покрытая мраком

Летом 1867 года поползли слухи об исчезновении Никиты Петровича. Согласно рапорту даниловского исправника ярославскому губернатору, он в апреле выехал на лечение и домой не вернулся. «Мой муж – ярославский первой гильдии купец Никита Петров Понизовкин… в мае месяце 1867 года отправился с места жительства в Санкт-Петербург, а оттуда за границу. С тех пор до настоящего времени не возвратился. Сведений о его отсутствии мы никаких не имеем и предполагаем, что он, имея преклонные лета, не находится уже в живых», – писала в Ярославский окружной суд Анна Васильевна, супруга пропавшего купца.

Александр Пенкин, исследователь истории рода Понизовкиных, несколько лет изучал архивы, но достоверного объяснения случившегося так и не нашёл. По словам Пенкина, о странном исчезновении долго судачили и выдвигали разные версии, одна загадочнее другой: по одной, Никита пожелал удалиться от мирской суеты и постричься в монахи, по другой – умер, но факт его смерти родня скрыла. А по третьей – и вовсе сбежал с молодой красавицей.

Но и на этом народная молва не остановилась. Люди в посёлке шептались об очень странных гостях Понизовкина: мол, всех видели, кто к ним во двор входил, но никогда не видели, чтобы кто-то выходил. Да и в складских помещениях завода отыскивались потайные подполы и чердаки.

Поговаривали, что Понизовкин был раскольником из секты бегунов, прятался на склоне лет от людей и властей, умер и был похоронен роднёй тайком где-то в саду.

Продолжение читайте в январском номере (№1, 2013) журнала «Чудеса и приключения».
Похожие статьи:

Теги: , ,