Враль или человек чести?

Тянется череда несправедливостей ещё с великого философа Сократа, который в одной античной комедии описан сущим болваном. Не церемонились с чужой репутацией и авторы более позднего времени.

Однако правда всё равно всплывает. И вот уже шотландские парламентарии вступаются за Макбета и его леди, а итальянский суд признаёт невиновность Сальери в деле об отравлении Моцарта. Нашему герою приписали не уголовщину, а лживость. Нетрудно догадаться, о ком идёт речь.

Более двухсот лет назад ушёл в мир иной Иероним Карл Фридрих фон Мюнхгаузен – германский дворянин, ротмистр российской армии и, главное, автор остроумных фантастических историй. Настоящего Мюнхгаузена заслонил его литературный двойник, которому и досталась столь долгая жизнь и громкая слава враля.

На самом же деле барон был человеком очень правдивым и к тому же гордым. Истинный человек чести! Но со временем к нему прилепилось обидное, несправедливое прозвище lugenbaron – барон-лжец. Особенно пострадала репутация Мюнхгаузена, когда его рассказы появились в журнале, а затем в книжках Р. -Э. Распе и Г. -А. Бюргера.

Вымышленный Мюнхгаузен полностью заслонил настоящего, из плоти и крови, ещё при жизни нанося ему удар за ударом, а после смерти создал ему всемирную славу фантазёра и даже фантаста.

Более двух веков этот литературный персонаж олицетворяет отчаянного враля. Но если бы первым биографом Мюнхгаузена стал не анонимный второстепенный писатель, не позаботившийся даже о прикрытии имени барона, а серьёзный исследователь, то имя Мюнхгаузена могло стать символом российского влияния в Европе.

На русской службе

Всего 17 лет от роду, в 1737 году, потомок древнего немецкого рода, не надеясь на наследство предков (в семье были старшие братья), отправился на службу в далёкую Россию. Стал пажом при принце Антоне Ульрихе – потенциальном наследнике российского престола после императрицы Анны Иоанновны. С Турцией молодой барон действительно повоевал. А потом, словно почуяв неладное, оставил двор и перевёлся в Ригу, в Брауншвейгский кирасирский полк.

Карьера Антона Ульриха кончилась арестом, однако его бывшего пажа новая императрица Елизавета не только не подвергла репрессиям, но и произвела в ротмистры. Вскоре офицер в составе почётного караула присутствовал при проезде через Ригу немки Софии Августы Фредерики Ангальт-Цербстской – будущей Екатерины Второй.

Барон вернулся на родину бывалым служакой в 1753 году. 16 лет, проведённых в России, наложили на его личность неизгладимый отпечаток. Может, оттого так часто звучат в его рассказах русские мотивы: деревни, занесённые снегом выше крыш, замёрзшие на морозе мелодии рожка… А разве не русской удалью проникнуты его подвиги: полёт на ядре, перетаскивание кареты и коней, провал в трясину с конём и чудесное спасение – кто же не помнит, как он вытащил сам себя из болота за волосы!

Охотники на привале

Барон слыл страстным и искусным охотником. На привалах его спутники обращались в слух, наслаждаясь удивительными историями Мюнхгаузена. Его рассказы быстро получили известность. К тому же автор оказался артистичным исполнителем собственных опусов – вроде нынешних писателей-сатириков, исполняющих свои сочинения со сцены. Так что не только охотникам и приятелям рассказывал он их, но не стеснялся и большой аудитории.

Вадим Кулинченко

Продолжение читайте в февральском номере (№2, 2013) журнала «Чудеса и приключения»

Похожие статьи:

Теги: , ,