Начну с того, что призраки бывают свои и чужие. Родные тихо-мирно таятся по чердакам да закоулкам старинных особняков и дворцов, и хлопот с ними немного. Они своё отбуянили, отстрадали, и теперь вся их миссия ненароком поймать на испуг неосторожного визитёра. Но есть призраки и залётные, с ними-то самые хлопоты, ведь они, подобно бациллам, вырвавшимся из пробирки, тут же с мистической хваткой спешат прибрать к рукам новую зону обитания. Вот такой бестелесный вояжёр, возможно, объявлялся и в столичном Мажоровом переулке, где в симпатичном красном особнячке помещается одна из лабораторий Центрального НИИ реставрации.


Мне доводилось бывать там, и однажды я обратился к заведующему лабораторией профессору Обельченко с вопросом, не приходилось ли его искусникам «врачевать» что-то редкостное. Олег Владимирович показал мне кошелёк Карла Маркса. С любопытством повертев в руках портмоне, из которого расплачивался в лондонских пивных автор «Капитала», я собрался попрощаться, но мой собеседник приложил палец к губам и почему-то вполголоса сообщил, что за ближайшей дверью меня ожидает нечто совершенно ошеломляющее.
Клюнув на его таинственность, я последовал в соседнюю комнату, где увидел на полу продолговатый кусок брезента цвета хаки.

– Присмотритесь, – сказал Обельченко пронзительным шёпотом. – На этих носилках умер Че Гевара. Это отпечаток его лица!

Грубая серо-зелёная ткань и впрямь хранила округлые и продолговатые бурые пятна. Мы поднесли брезент поближе к свету. Я разглядел отчётливые следы волос, светлые овалы глазниц, намёк на искривлённый страданием рот. Похоже было, что человек, лежавший на брезенте лицом вниз, собственной кровью оттиснул свои черты. Нечто подобное тому, что показывают паломникам в итальянском городе Турине. Считается, что на древней плащанице сохранился отпечаток тела Христа...

Загадка объяснилась просто. Фидель Кастро заполучил каким-то образом носилки из Боливии, где сложил свою мятежную голову команданте Че, и запросил «братский» ЦК КПСС на предмет реставрации жутковатой реликвии.

Фидель знал, кого просить. За несколько лет до этого ВНИИР, как тогда именовался реставрационный институт, уже получал кремлёвское задание и командировал своих сотрудников в Гавану. Тогда им пришлось восстанавливать изъеденную тропическими древоточцами и преизрядно подгнившую яхту «Гранма», на которой Кастро в сопровождении Гевары и прочих сподвижников вернулся из эмиграции свергать диктатора Батисту. Первые годы после победы «пламенный команданте» с борта яхты принимал парады своих военно-морских сил, но со временем «Гранма» обветшала и в полузатопленном виде безропотно близилась к растворению в тропической природе.

«Гранму» подновили – для этого пришлось озадачивать сразу несколько научно-исследовательских институтов Минска и Ашхабада. В Белоруссии нашёлся необходимый для консервации лак, а туркменские специалисты поделились опытом борьбы с термитами. Потом яхту разобрали до остова, обработали каждый фрагмент корпуса и снова смонтировали, заменив безвозвратно истлевшие куски на новоделы. Кастро остался очень доволен и разместил реликвию в специальном павильоне в центре кубинской столицы.

Потом ему пришла в голову идея изготовить точную копию революционного судёнышка и заякорить её... на Неве, рядом с крейсером «Аврора». Этот замысел он изложил Брежневу в дни, когда тот примерял на Кубе сомбреро. Кастровскую затею Леонид Ильич отверг, чем Фидель был не на шутку расстроен. Комичный этот эпизод советско-кубинской дружбы поведала мне опытнейшая специалистка по реставрации древесины Галина Рымарь, которой вместе с мужем довелось возрождать «Гранму». Ей же про не воплощённую мечту рассказал сам Кастро, когда благодарил москвичку за успешную работу по сбережению революционного раритета.

Продолжение читайте в январском номере (№1, 2013) журнала «Чудеса и приключения».

Похожие статьи:

Теги: , , ,