Если ехать в сторону Ярославля, то вскоре после поворота на древний русский город Ростов есть табличка: село Семибратово. А сразу за ним указатель – «К музею баклуши». И чуть помельче дописано «Научим бить!» Звучит настолько интригующе, что решаемся свернуть с намеченного пути. И не зря.

Всякому делу начало

Дорога к музею заковыристая, через поля и лесочки. Кружит между едва видными на горизонте деревеньками, пока не выводит к огромной 15-метровой ложке – деревянному указателю оригинального вида. Оттуда до музея рукой подать.

А сам музей – русский терем; на улице – поленница и топор; у самого порога встречают девицы-красавицы в расшитых сарафанах, кланяются в пояс и ведут по деревянной лестнице наверх, где, собственно, и начинается то ли экскурсия, то ли путешествие в глубь удивительной местной истории.

«Мы, семибратовские, народ гостеприимный, – говорит девица. – Шесть веков стоит наше село на столбовой дороге, глаз радует. Даже цари у нас останавливались, хлеб-соль кушали да избы наши крепкие хвалили. Народ у нас зажиточный, хозяйственный. В старину расторопные семибратовские крестьяне торговали и с Москвой, и с Питером, даже в первой гильдии купечества числились. Соседи, конечно, завидуют, говорят про нас, что мы тут только баклуши бьём. А мы и не скрываем: били, бьём и других научим. Баклуша – это же всякому делу начало! Если правильно баклуши бить, с умом да со знанием дела – так и разбогатеть можно».

Семь Симеонов

В этом ныне процветающем селе не всегда хорошо дела шли. Говорят, в давние времена жили здесь семеро братьев-сбродичей. Молодцы были статные, щёки – кровь с молоком, в плечах – косая сажень. Одна беда: характер у них был буйный, не знали, куда силу молодецкую девать, где удалью похвастаться – вот и безобразили братья по округе, разбойничали да бродяжничали. Оттого их сбродичами и прозвали. Никакого сладу с ними не было, местные их боялись, чужие село стороной обходили.

Но вот поселился по соседству мудрый старец отшельник Макарий. Решил он братьев образумить: «Чем людей бить – лучше баклуши бейте. Дело нехитрое, зато полезное! Есть чем руки занять, коли чешутся».

Прислушались братья, отправились в лес, стали валить деревья да чурбачки откалывать. Так намашутся топором за день, что не до разбоя. А уж мастера сельские из баклуш чего только не сделают! Хочешь – ложку, хочешь – ковш, а кому и кружку с узором.

С тех пор прославилось село деревянной утварью, разбогатело. А семеро братьев остепенились, на царскую службу поступили. Про их приключения народ даже сказку сложил – «О семи Симеонах, семи родных братьях».

Каждому дереву – свой чин

Леса тут исстари были богатые, дремучие. И русские мастера, которых эти леса кормили, прекрасно разбирались в свойствах разных деревьев. Каждой породе – своё назначение. Дуб, например, самый прочный – именно из него были сложены стены Московского Кремля. На постройку дома шла сосна – из неё получались самые ровные доски. Зато для крыши была незаменима осина, которая при намокании разбухает. По той же причине из неё делали кадушки, бочки, чаны, ушаты. А вот прочую домашнюю утварь умельцы изготавливали не только из осины, но ещё из липы и берёзы – у той древесина мягкая, податливая, особенно если только срублена. Липа же, высохнув, твердеет. Потому и резали из неё ковши, черпаки, братины, миски да ложки.

Наталия Лескова

Продолжение читайте в майском номере (№5, 2013) журнала «Чудеса и приключения»

Похожие статьи:

Теги: , , , , ,