В ночь с 4 на 5 мая 1821 года остров Святой Елены сотрясал ужасный шторм. Дождь лил непрерывно, буря вырывала с корнем деревья, а ветер срывал крыши с домов. Это светопреставление сопровождало стоны умирающего в муках от рака и мышьяка Наполеона Бонапарта, величайшего из императоров, а ныне отверженного судьбой узника.

Ни у кого до сих пор не нашлось ответа на вопросы: откуда – с небес или из ада – свалился на человечество этот исполин? Зачем были все эти великие походы и грандиозные жертвы? Неоспорим лишь масштаб личности того, чьему бесстрашию перед лицом смерти поражались; даже религиозные авторитеты не смели возражать его дерзкому вызову. Воля его не знала границ. Его уважали сильные мира сего, включая врагов. В любви он проявлял страсть столь безумную, что перед ним не могла устоять ни одна женщина. Судьба вознесла его на зияющие вершины – и в конце пути безжалостно низвергла в унижения, мучительные болезни и одиночество; в узкое замкнутое пространство далёкого острова в океане. В его завещании большими буквами написано: «Я оставляю в наследство всем царствующим домам ужас и позор последних дней моей жизни».

Стихийное знамение той майской ночи до сих пор называют не случайным. К концу следующего дня дождь вдруг прекратился, и в небе показалось заходящее солнце. С этим мгновением небесного света Наполеон встретил смерть. Пушка отсалютовала ему и… солнце тотчас скрылось. День завершился.

Тёмное могущество

Гёте писал Шатобриану из Бадена о Наполеоне: «Каждый чувствует, что за его историей скрывается нечто. Только никто не знает – что». Попробуем всё же разгадать эту тайну.

Для одних Наполеон – ницшеанский сверхчеловек, для других – пособник дьявола. Гёте любил Наполеона и добивался встречи с ним. Гегель писал о нём как о воплощении мирового духа и двигателе истории. Стихотворение Лермонтова «Воздушный корабль», посвящённое заточению узурпатора на острове Эльба, проникновенно и сострадательно. Подобные лирические переживания можно встретить у Жуковского, Тютчева, Цветаевой, у многих других. У Толстого в «Войне и мире» Наполеон – тиран, за которым стоят принципы действия и противодействия, разлитые в природе. У Тютчева – сын «матери ужасной» революции; у Гоголя он – Антихрист…

«Тёмное чудо» в судьбе Бонапарта, ведущее и хранящее его, открывающее возможность стремительных побед и, наконец, погубившее своего избранника, есть, по исследованию писателя Юрия Арабова, «могущество явно богопротивное».

Он никогда не страдал страхом за собственную жизнь. Вспомним хотя бы Гренобль, без единого выстрела взятый фактически беззащитным беглецом с Эльбы, когда он вышел навстречу полкам королевских войск и, безоружный, распахнув сюртук на груди, произнёс своё знаменитое: «Солдаты! Кто из вас хочет стрелять в своего императора? Стреляйте!» В ответ он услышал крики и плач. Гвардия снова была у его ног!

Наполеон умел ценить благородство, в том числе во врагах. Рядом с ним простой крестьянин-солдат чувствовал себя героем – состояние духа становилось важнее жизни. Не боясь заразиться, он протягивал руку умиравшим от холеры солдатам – и те уходили из жизни счастливыми.

Прекрасная и безжалостная

Случайно ли Восток тянул честолюбивого корсиканца как магнит? Согласно индийской религии, мир есть двойное начало – он и она. Действующая сила бога-творца, его женская ипостась, называемая Шакти, персонифицируется как Мать миров. Индийский поэт и философ, создатель интегральной йоги Шри Ауробиндо Гхош (1872–1950) в своей работе «Мать» пишет о природе божественных сил, правящих миром и Вселенной, среди которых есть эманации, называемые вибхути – божественные помощники. Поэт называет Наполеона Бонапарта вибхути, или воплощением богини разрушения Кали.

Нина Яхонтова

Продолжение читайте в июльском номере (№7, 2013) журнала «Чудеса и приключения»

Похожие статьи:

Теги: , , , ,