Истинный самурай – доблестный солдат и мастер боевых искусств – всю жизнь мечтал упразднить войны и научить человечество жить без насилия.

Он видел пулю, которая полетит…

Шёл 1903 год. Японская империя готовилась воевать с Россией, и юный Морихеи Уэсиба рвался в армию, но его браковали: мал ростом! Паренёк был упрям: уходил в лес, в горы и висел на ветвях деревьев, привязав к ногам груз, пока могли терпеть руки. Чтобы стать сильнее, он вступил в рыбацкую артель и тянул из моря тяжёлые сети, ворочал брёвна в портовом доке. Упорство было вознаграждено: Морихеи зачислили в полк.

Необыкновенно быстро бегавший, он приходил первым на марш-бросках, несмотря на ранцы, которые брал у отстающих товарищей. Офицерна лошадях не всегда могли угнаться за ним…

Ещё до службы он специальными упражнениями закалил кости своего черепа, чтобы преуспеть в борьбе сумо и джиу-джитсу. Сослуживцызавистники, попробовавшие как-то устроить ему «тёмную», потом лечили костяшки пальцев рук, разбитые о череп Морихеи просто-таки гранитной крепости.

На фронт он попал уже ефрейтором.

…Огонь русских винтовок был меток, и подразделение Уэсибы заметно поредело после очередной атаки, но сам он, как и в прошлые дни, вернулся в укрытие целым.

– Как же тебя ни одна пуля не берёт? – изумлённо спрашивали однополчане.

– А я вижу их, – улыбался Морихеи в ответ. – Вернее, пучок огня или белый луч, летящий в мою сторону. Куда он направлен, туда и будет выстрел врага. Увернувшись от него, я уворачиваюсь и от пули, которая полетит через мгновение.

В своей части Уэсиба стал легендой. Силён он был и в штыковом бою, так как на «гражданке» успел позаниматься кэндо, японским боем на мечах. Невысокий, худенький юноша обладал такой силой, что жонглировал увесистыми ядрами, ломал бамбуковые палки, завязывал узлом железные прутья. В дни затишья на фронте он ухитрялся изучать джиу-джитсу. Однополчане его иначе как «солдатским богом» и не звали.

Его все видели офицером, а затем и генералом. Но отец упросил Морихеи вернуться домой – дела в хозяйстве после разорительной войны шли совсем плохо.

Ставший героем сын вовсе не возражал.Позднее он напишет в мемуарах: «Я всегда подсознательно чувствовал, что война как таковая не решает проблем. Война – это прежде всего смерть и разрушение, которые вряд ли кому-то по душе».

Властелин Сиратаки

В 1912 году японское правительство объявило о проекте заселения острова Хоккайдо на самом севере страны. Морихеи, как и многие недовольные жизнью ветераны войны, рвался ещё раз послужить родине. Он возглавил отряд из 54 семей будущих колонистов.
Хоккайдо встретил приезжих зимними бурями, суровая холодная земля не обещала щедрых урожаев. Японцы жили почти на одной рыбе из водоёмов. Внезапный пожар уничтожил выстроенный посёлок.

Но, подкрепляемые неистовой энергией Морихеи, колонисты восстановили всё, возделали целину и построили фермы. Во время корчёвки леса Уэсиба валил до пятисот деревьев в год, причём сделал себе топор втрое тяжелее обычного. Невысокий и худощавый, он развил в себе поистине сказочную силу. Он корчевал пни голыми руками, ломал толстенные ветви на спине, мерился силой с ломовыми лошадьми. Известен случай, когда бричка проезжавших путников съехала в овраг и Морихеи выволок её оттуда вместе с кучером, седоками и их скарбом.

На колонистов нередко нападали разбойники – чаще всего сбежавшие от хозяев голодные работники. Уэсиба жалел их, но слишком наглых осаживал приёмами кэндо и джиу-джитсу. А однажды и вовсе поразил товарищей. Заблудившись в горах, он, пока не сошёл снег, жил в пещере с целой семьёй хоккайдских медведей, ловил им и себе рыбу в горной речке и так приручил зверей, что те потом провожали его до самого посёлка.

После этого колонисты дали Морихеи прозвище Властелин Сиратаки.

В это время он изучал дайто-рю, легендарную борьбу самураев, и ягу-рю, особую школу фехтования. Высшей степенью мастерства в них считалось умение справиться с противником не приёмами, а умением влиять на его сознание. «Высшим пилотажем» было умение объединяться с ритмами Вселенной. Эти высшие уровни мастерства носили название «Айки», и Морихеи мечтал постичь их.

Способности Властелина Сиратаки удесятерялись. Неоднократно ему являлся двойник его самого и фехтовал с ним, не давая ни малейшей поблажки. Когда Морихеи удалось отбить меч двойника, тот исчез и не появлялся более.

Сатори

Синтоистская секта Омото-кё, прихожанином которой был Морихеи, учила, что человек может достичь просветления через совокупность медитаций, занятий земледелием и боевыми искусствами, так как между всем этим существует несомненное родство – и то, и другое, и третье призвано взращивать и лелеять жизнь, защищать и очищать её. Овладев дайто-рю и фехтованием, Уэсиба возмечтал создать собственное боевое искусство, основанное не только на смертоносной технике, но главным образом на единстве души и тела, способном просветлять разум.

В 1924 году он вместе с монахами Омото-кё отправился в паломничество по Маньчжурии с желанием основать духовный центр для всемирного объединения людей всех рас. На паломников напал отряд местного китайского правителя. Пули свистели со всех сторон, но Морихеи, как и на войне, уворачивался, видя сгустки энергии, предварявшие полёт пули. Изумлённые его способностями китайцы оставили монахов в живых…

Морихеи на себе прочувствовал, что мир переполнен насилием и неразрешимыми противоречиями между другом и врагом, добром и злом, угнетателем и угнетённым. Насилие люди, кажущиеся разумными существами, используют, чтобы подавить, сломать, уничтожить личность, а достигнув этой цели, лишь ищут нового противника. Как же остановить колесо насилия? Как преодолеть страшные противоречия, разделяющие людей? Где сила, которая уничтожит боль и страдания?

Через некоторое время после возвращения из плена у Морихеи возникла ссора с японским морским офицером, мастером фехтования на мечах. На схватку Уэсиба пришёл безоружным и попросил противника атаковать, не стесняясь. Он снова видел вспышки света и лучи, которые тянулись туда, куда должно было ударить лезвие катаны, и уклонялся от любого удара за миг до его нанесения.

В конце концов офицер устал, вложил меч в ножны и ушёл, а Морихеи охватило неизъяснимо блаженное состояние. С неба лились потоки золотистого света, проникали в него и озаряли изнутри. Чтобы охладить себя, он окунулся в пруд с водопадом. Струи холодной воды добавили к блаженству ощущение чистоты духа и тела, словно бы он полностью изменился и родился заново. Это было сатори – божественное озарение, переход на новый уровень сознания.

«В настоящем Будо нет ни противников, ни врагов. Настоящее Будо – это стремление двигаться к центру Вселенной, соединиться с ней...» Вот что осознал Уэсиба. Он постиг Айки – высший предел боевого искусства.

Ему пришло понимание, что высшую энергию, дающую сатори, можно материализовать, используя своё тело как инструмент. Её можно развить, практикуя круговые движения тела с чётко зафиксированным центром. Энергия тела начнёт вращаться с огромным внутренним потенциалом, и если противник к ней прикоснётся, она мгновенно превратится в центробежную силу, отбрасывающую противника (были случаи – метров на 10). Схожие принципы работают и в китайском тайцзицюань. Уэсиба назвал это движение сумикири – непобедимое внутреннее спокойствие, а само искусство – айкибудо, боевое искусство Айки, или, позднее, – айкидо, путь Айки.

Непобедимый и ясновидящий

Последователи Омото-кё клялись всеми святыми, что после просветления Морихеи они не раз видели необычное свечение, исходящее от тела учителя, что он мог преодолевать одним прыжком грандиозные расстояния, делать предсказания о будущем, читать мысли учеников. Кроме того, для него не существовало соперника, которого он не победил бы. Этого он достигал сверхчувственным видением будущих действий партнёра в поединке.

О Второй мировой войне мастер отзывался как о величайшем безумии человечества. Он говорил, что японцы проиграли, потому что использовали тёмные идеи расизма, зла и насилия. Путь войны должен быть навсегда заменён путём любви, и истинная цель айкидо – гармонизация мира, соединение людей с небесными энергиями. «Я учу вас не боевому искусству в прямом смысле. Я учу приводить вашего противника к миру».

14 декабря 1940 года Уэсибе явился посланник бога Сарута-хико, ведущего людей дорогой добродетели, и объявил, что он теперь – Амэномуракумо-куки-самухара Рюо, что расшифровывается как совокупность вселенской энергии, времени и пространства. Проще говоря, мастер стал проводником силы, способной, по верованиям синтоистов, искоренить всё зло и восстановить в мире гармонию и спокойствие.

Экстрасенсорные способности служили прекрасным подспорьем в борьбе, но в повседневной жизни зачастую очень мешали. Морихеи совершенно не мог ездить в электропоездах, ибо сильное напряжение вызывало у него нестерпимые головные боли. Он не мог посещать общественные бани и бассейны, так как через воду чувствовал мысли и характер людей, входивших в воду до него.

К 85 годам ему уже было трудно ходить, мучили желудочные боли, но в додзё он преображался. Ученики ещё заносили для удара деревянные мечи-боккены, а Уэсиба уже посмеивался за их спинами. Само перемещение ученики не видели, лишь ощущали давление энергии, похоже на вихрь. На вопросы, как он это делает, мастер отвечал: «Это нельзя делать часто, это отнимает годы жизни».

Способ вылечить мир

Айкидо, по сути, больше чем борьба. Занимаясь им, человек выражает через себя состояние Вселенной. Если космический порядок соблюдён отдельным практикующим, навыки, сила и здоровье приходят к нему сами собой. Если по этим законам начнёт жить всё общество, исчезнет преступность, прекратятся войны и конфликты. Люди станут единой семьёй.

Главное – преодолеть своих сильных врагов: страх, гнев, эгоизм и высокомерие. Именно из-за этих качеств люди становятся упрямыми, злыми, непримиримыми, в этом источник преступности, конфликтов и войн. Замените их благоговением перед жизнью и благодарностью за всё. Тогда энергия души будет направлена на совершенствование и отдельного человека, и мира в целом.
Лучший способ победить без схватки – быть в согласии с ритмами Космоса. Агрессивный человек нарушает эту гармонию и не может победить.

Уэсиба был совершенным бессребреником. За показательные выступления он получал солидные деньги, но всё тратил на оборудование залов. И, даже почти умирающий, продолжал заниматься. За два дня до смерти он так отбросил от себя двух учеников, пытавшихся его удержать, что те разлетелись в стороны, врезавшись в стены зала.

Его слова на смертном одре: «Я уже оседлал белого коня с большими крыльями… Скоро он понесёт меня любоваться нашей планетой». И ещё: «Айкидо принадлежит всему миру. Ему нужен путь любви, а не путь войны».

Властелина Сиратаки не стало 26 апреля 1969 года.

Похожие статьи:

Теги: , , ,