Баженовская церковьБыково. Мычащее имя. Тут бы, конечно, хорошо пожить в низенькой избушке с заметёнными по самые окна окошками. Вставать, зевая, к полудню, надев старые, с заплатами валенки, ощущая, как по полу позёмкой ползёт сквозняк, вытягивающий тепло. Затапливать печь и кашлять от горьковатой сладости дыма, закурить козью ножку, выходя на крыльцо, долго и пристально глядя куда-нибудь вдаль, за село, туда, где розовеет небо и самолёт, словно воробей клювом, пропарывает вату облаков. У соседа мычит в сарае некормленая корова, вернее, бык, почуявший весну.

Утопнуть бы в этой вязкой неподвижности. Никуда не спешить, смолить цигарку и смотреть вдаль. И к черту литературу, романы и Москву за компанию.

Но речь не о том, а об одном храме. Храм этот довольно известный. Баженовский. Когда я ещё сюда ехал, спрашивал у молодого парня, водителя маршрутки: я в Быкове первый раз, где тут у вас баженовская церковь, не подскажешь?

— Не знаю. — отвечает и зевает. Меня всегда точит зависть, когда люди вот так сосредоточенно зевают. Зевок — старая добрая песня без музыки и слов. Песня о том, что хорошо бы сейчас покушать и потом поспать. Потом ненадолго встать, чтобы покушать и опять завалиться тёплым валенком за печку спа-а-а-а-а-а-а-а-ть.

Ну да ладно, этак и забудешь, зачем ехал за тридевять земель: баженовская церковь.

Русская церковная архитектура довольно стандартна. Какие-либо особенности, изюминки только у древних храмов, когда не было единообразия. Каждый князь хотел выделиться из ряда, из рода.

Вспомним поэму Дмитрия Кедрина «Зодчие», процитированную Тарковским в фильме «Андрей Рублёв».

Сюжет известный. Зодчим, построившим храм, выкалывали глаза, чтобы они не смогли повторить точно такой же.

Уже позднее, когда Русь становится централизованным государством, в архитектуре преобладает единоначалие. Русское церковное зодчество в основном — белый храм о пяти главах в центре и рядом колоколенка.

Но у академика Петербургской академии художеств, её вице-президента, почётного члена Академии святого Луки в Риме и академий художеств во Флоренции и Болонье, действительного статского советника Василия Ивановича Баженова, родившегося в 1737 году в семье псаломщика, был свой взгляд на архитектуру. Баженов — этакий Чаадаев в архитектуре.

До того как стать основоположником русского классицизма, он учился у известных мастеров своего времени Саввы Чевакинского и Дмитрия Ухтомского...

Продолжение читайте в сентябрьском номере (№9, 2012) журнала «Чудеса и приключения».

Фотография © Shutterstock.com

Похожие статьи:

Теги: , ,