Александр Зайцев, доктор технических наукОсенью 1941 года меня, четырёхлетнего, вместе с мамой эвакуировали из Москвы в Омскую область, в деревню Кормиловка. Весной 43-го обнаружили у меня туберкулёз. Без лекарств и хорошего питания надежды на выздоровление не было никакой. Хозяйка дома, где мы снимали угол, посоветовала маме: «Вези мальца в Окунёво. Там место целительное. На свёкра моего парализованного врачи рукой махнули, а он после Окунёва прожил ещё почти полвека».

От Омска до тех целительных мест добирались мы несколько дней. Смутно помню женщину, у которой мама оставила меня на излечение. Изба её стояла неподалёку от леса. И жил я у неё восемь месяцев...

В 1944-м в Москве врачи не нашли у меня никаких признаков страшной болезни. Спросили маму, кто ставил диагноз, и, услыхав имя ленинградского профессора, светила с огромным опытом, развели руками: «Считайте, что произошло чудо».

Пророчества

После окончания геологоразведочного института я работал на Кавказе, в Средней Азии, на Дальнем Востоке, на Урале, а вот в Омской области — не довелось, хотя чудо-село часто вспоминал с благодарностью.

И вдруг меня, как геофизика, приглашают в Окунёво — для обследования территории! Оказывается, ещё в 1945 году американский провидец Эдгар Кейси предсказал затопление Англии, Японии и обеих Америк в результате некоего ожидаемого глобального катаклизма. А Западная Сибирь якобы станет «Ноевым ковчегом» — именно здесь спасутся земляне, отсюда начнётся возрождение цивилизации.

Ещё один пророк — индус Сатья Сая Баба — утверждал, что в центре Сибири в глубокой древности стоял храм Ханумана — божественной обезьяны, великой целительницы, способной летать, менять свой облик и размеры, обладающей невероятной силой и вечной молодостью. А сам Сатья Баба будто бы когда-то был верховным жрецом в храме. И именно там хранился магический кристалл, с помощью которого осуществлялась связь с космосом.

Узнал я, что в 1989 году на поиски храма Ханумана в Окунёво отправилась ученица индийского гуру Шри Бабаджи, латышка Расма Розитас. Разбила палатку неподалёку от села, в районе так называемого Татарского увала. Пять дней постилась и молилась. На пятую ночь наблюдала световые явления и слышала неземную музыку. Потом Расма с членами своей общины обустроила в этом месте жертвенник. (Кстати, здесь в 1960-е годы ребятишки нашли пару странных каменных плит, отполированных до блеска. Деревенские хозяйки разбили их на куски и использовали как гнёт при засолке капусты.) А в 1990-е годы община купила дом и вообще поселилась в Окунёве.

Позже на Татарском увале построили часовню и установили большой крест староверы, называющие себя инглидами. По их верованиям, сто тысяч лет назад на территории Омской области находилось легендарное Беловодье, а в районе Окунёва — храмовый комплекс и каналы межгалактической связи. Инглиды утверждали, что над одним из озёр (всего их пять) видели инопланетный корабль. После таких заявлений местами этими заинтересовались уфологи.

В общем, зачастили сюда люди: одних манила древняя тайна сибирского села, другим хотелось «просветиться и вдохновиться», третьим — оздоровиться (с помощью озёрных грязей), а большинству — просто отдохнуть от суеты больших городов. Отдых здесь на диво: в реке Таре и озёрах — рыба, в лесу — грибы-ягоды, в лугах — буйство трав и цветов. Тишина — звенящая, воздух — не надышишься, закаты и рассветы — красоты несказанной!

Изогнутое дерево в "темнилище"Окунёвская аномалия

В конце 1990-х бизнесмены-омичи, уроженцы Окунёва, задумали выстроить оздоровительный центр. Чтобы лучше всё спланировать, решили пригласить столичных геофизиков. И вот четыре года подряд один из летних месяцев мы, эти самые геофизики, проводили в селе. В первый же месяц обнаружили аномальные участки двух типов. Первый шутя назвали темнилищем, второй — светилищем. В темнилищах (по счастью, таких участков вокруг Окунёва немного) характеристики естественного электромагнитного излучения значительно ниже, чем во всей округе. Растительность там скудная, искорёженные неведомой силой деревья высохли. Всё это производило такое гнетущее впечатление, и так ухудшалось самочувствие, что хотелось одного — покинуть это место поскорее.

В селе показали нам заброшенный дом. Хозяева его даже новоселье справили, а жить в нём не смогли: болезни одолевали, и вообще всё не ладилось. Мы дом обследовали, и выяснилось, что уровень электромагнитного поля тут такой же, как в темнилище.

А вот в светилищах уровень естественного электромагнитного поля был на один-два порядка выше, чем в округе. На человеческий организм такое поле действует двояко. Если уровень выше на порядок (зона А), то поле как бы подпитывает человека — улучшается самочувствие, повышается работоспособность. На участках с уровнем излучений выше на полтора-два порядка (зона Б) задерживаться надолго нежелательно.

Сюрпризы цветочной поляны

Зону Б — продолговатую поляну (200×50 метров), поросшую травой и окаймлённую яркими полевыми цветами, — мы обнаружили в десяти километрах от Окунёва, рядом с огромным полем. Вокруг довольно густой лес. Один из многочисленных паломников, увязавшийся за нами, погуляв по зоне часа два, вдруг принялся танцевать, как уверял потом, под музыку. Которую никто, кроме него, не слышал! В следующий раз и один из наших — геофизик Алексей — так же внезапно заплясал вокруг сейсмостанции. Спрашиваю: «Ты чего? Что случилось?» «Да вот, — отвечает, — помехи какие-то музыкальные. На сейсмограммах полоса высокочастотная какая-то. Я и записывать не стал». Я велел немедленно сделать запись.

Продолжение читайте в майском номере (№5, 2012) журнала «Чудеса и приключения».
Похожие статьи:

Теги: , , , , ,