Разве можно представить себе государство без экономики, а экономику без денежного оборота? Конечно, невозможно, даже если страной управляет Временное правительство. Но для власти, сбросившей ненавистные оковы царизма, нужны были и новые денежные знаки. И они появились. Ровно сто лет назад, в конце апреля 1917 года, было принято решение о введении в обращение банкнот, которые до сих пор будоражат воображение историков и коллекционеров: красивые купюры с орлом и… свастикой.

На новых денежных знаках номиналом в 250 и 1000 рублей был помещён государственный герб России, рекомендованный к использованию юридическим совещанием при Временном правительстве. Рисунок нового герба разработал художник И.Я. Билибин. Орёл стал непривычным – без короны, скипетра и державы. На банкноте в 1000 рублей был изображён петроградский Таврический дворец, где заседали депутаты Государственной Думы, и потому купюры в народе сразу же нарекли «думками» На своеобразную «подкладку» гордой птицы в виде свастики и внимания сразу не обратили.

Сама по себе свастика – очень древний символ разных народов. К примеру, у буддистов это знак совершенства. Славяне свастику называли «коловрат» или «солнцеворот». Иносказательно он символизировал победу света над тьмой, жизни – над смертью, яви – над навью. Свастика нередко присутствовала на предметах быта, в оформлении храмов и икон, облачении священнослужителей, на надгробиях православных могил, в документах, печатях и в архитектуре. И всё же свастика на банкнотах – дело необычное.

Потому и версии появления этого символа бытовали самые разнообразные. Большей частью они были конспирологические. Одни считали, что эти дензнаки ещё в преддверии февральской революции придумала супруга Николая II, которая преклонялась не только перед Григорием Распутиным, но и перед свастикой как символом семейного счастья. Другие склонялись к мнению, что древний солярный знак, символизирующий вечность и благополучие, как бы гарантировал «те жизненные блага, которые обещало Временное правительство». Были и те, кто со знанием дела утверждал, что это явный намёк на заговор масонской закулисы...

Кривотолки подогревал и тот факт, что в официальном описании банкнот 1917 года отсутствовало само название – свастика. В документе было сказано: «В центре каждой из обеих крупных розеток находится геометрический орнамент, образованный крестообразно пересекающимися широкими полосами, загнутыми под прямыми углами, на одном конце вправо, на другом, влево». Витиевато и малопонятно. Совершенно очевидно, что в документе нарочито было затушевано значение древнего символа и предлагалась его нейтральная трактовка в качестве «орнамента».

И только совсем недавно исследователи сумели разгадать почти вековую тайну. Произошло это благодаря ревизии фондов Гознака, где хранятся богатейшие материалы по истории разработки и производства отечественных и иностранных монет и банкнот.

Оказалось, что сделанный весной 1917 года политический заказ Временного правительства на скорейшее изготовление бумажных денег с новой революционной символикой вступил в противоречие с техническими возможностями Экспедиции заготовления государственных бумаг. По существовавшей в то время технологии денежного производства полный цикл от эскиза до готового тиража занимал не менее года. В процессе были задействованы художники, гравёры, гальваники, печатники... Но ждать было некогда.

Ускорить выпуск новых дензнаков можно было лишь используя уже готовые матрицы и печатные формы от других выпускавшихся, готовящихся к выпуску или по каким-то причинам не выпущенных купюр. В результате в ход пошли наработки по планировавшемуся незадолго до революции выпуску банкнот Монгольского национального банка. В спецфонде Гознака сохранились образцы полностью отпечатанных банкнот для Монголии достоинством в 1, 3, 5, 10, 25 и 100 рублей образца 1916 года. Рисунок этих банкнот был утвержден ещё министром финансов царской России П.Л. Барком. По понятным причинам выпуск подготовленных банкнот для Монголии не был осуществлён. Однако наработки не пропали даром. Банковский билет новой России достоинством 1000 рублей поступил в обращение уже 10 июня, а билет достоинством 250 рублей – 8 сентября 1917 года. Прообразом для купюры номиналом в 1000 рублей послужила банкнота Монгольского национального банка достоинством в 25 рублей. Детали её оформления, включая буддийские «узлы бесконечности» на лицевой стороне и три свастики на оборотной, стали своеобразным «монгольским наследством», которое пришлось маскировать цифрами номинала и официально обозначать в описании банкноты как орнаментальные детали.

Купюра в 250 рублей была получена путём изменения банкноты Монгольского национального банка номиналом в 3 рубля. Буддийские символы также постарались сделать менее заметными, закрыв изображением двуглавого орла, цифрами и надписями. Однако крупная свастика за орлом оставалась очень заметной и стала восприниматься как значимый символ, специально помещённый на новую революционную банкноту.

Алексей Калугин
Продолжение в №4/2017 журнала «Чудеса и приключения», стр. 44 — 46

Похожие статьи:

Теги: ,