Незабываемая история приключилась с охотником, который исходил много таёжных троп, добыл немало зверя, видел разные чудеса в лесу, но самый жуткий случай произошёл с ним недалеко от села Красноселькуп, на речке Парусовой в Ямало-Ненецком автономном округе.

– У селькупского народа много сказок о лесном чудище по прозвищу Лозы или Лоз, которое постоянно мешает охотникам добывать зверя и строит им всякие пакости, – неторопливо начал свой рассказ автору этого очерка местный, видавший виды охотник. – Сказки сказками, но я, однажды в своей жизни, в одну из зимних ночей встретился именно с этим чёртом или злым лесным существом – называйте его как хотите. Сам никому бы не поверил, что такое может произойти, да почти никому об этом и не рассказывал, чтоб не осмеяли за выдумки. А случилось это так.

Недалеко от места впадения речки Парусовой в реку Таз стоит старое охотничье зимовье. А на самой стрелке, на месте слияния рек, росла лиственница с огромным капом почти у основания. Вот я и решил вырезать этот кап для различных изделий – для ружейного приклада, для ручек к ножам и так далее. Приехал в зимовье на «Буране» вечером, чтобы с утра заняться деревом.

Дело было уже к ночи. В зимовье от натопленной печки было жарко, и я никак не мог уснуть. Лежу на топчане, задумался о жизни и вдруг слышу – со стороны устья речки к избушке кто-то приближается: отчётливо слышатся медленные шаги грузного, уставшего человека – характерный скрип снега под ногами.

– Кого это, – думаю, – в такой поздний час в эти места занесло?

Не вставая с топчана, прибавил фитиль в керосиновой лампе, чтобы светила ярче. Лежу и поглядываю на дверь избушки, которая вот-вот должна отвориться и должен войти человек. Шаги приблизились к избушке, а затем послышались у боковой стены, затем – у задней, как будто человек обходил избушку вокруг, затем – снова подошёл к двери, потоптался неуверенно… У меня от напряжения даже голова разболелась.

– Какого черта, – думаю, – он топчется у двери? Наверное, тяжёлый рюкзак снимает с плеч, прежде чем войти в избушку, – и внимательно смотрю на дверь: кто же войдёт?

Но шаги вдруг начали удаляться по тропе от избушки вновь в сторону устья.

– Вот так история, – думаю, – обошёл вокруг избушки, потоптался-потоптался у двери и ушёл, откуда пришёл, – а у самого уже мурашки по телу забегали.

Но я человек не из робкого десятка: встал и, одевшись, вышел наружу. Огляделся, посмотрел на тропу, ведущую в сторону устья реки, – никого. Луна в то время была уже на убыли и светила слабо, и всё же ночь была ясная, морозная, звезды сверкали, как лампочки на новогодних гирляндах, и темнота не была кромешной.

И здесь я обратил внимание, что нет никаких следов, ведущих вокруг избушки: были видны только мои следы на тропе, по которой я пришёл в избушку и ходил за дровами.

– Что за чертовщина? – думаю.

Пошёл сам вокруг избы, внимательно вглядываясь в снег, – никаких следов. Снег – достаточно глубокий, почти по колено, а ни одного следа не видно. Ну и дела!

Николай ПИСЬМЕННЫЙ
Продолжение в №5/2017 журнала «Чудеса и приключения», стр.28 — 30

Похожие статьи:

Теги: ,