Нью-ЙоркГородские мифы — порождение «асфальтовых джунглей», созданных самим человеком

Пожалуй, Нью-Йорк начинается с 20-х годов XVII века. Голландцы основали здесь колонию и дали ей название Новый Амстердам.

Когда-то на острове в устье реки Гудзон были индейские захоронения и святилища, и звался остров Шайнашкинек — «место для общения с предками». В 1626 году голландцы взяли его у индейцев сиу в аренду на 10 лет, пообещав не трогать могилы предков. В назначенный срок аборигены приплыли за обещанной платой, но голландцы встретили их пальбой из мушкетов. Сиу прокляли остров и переименовали его в Манхэттен — «место, где нас обманули». Новое название прижилось и у белых людей.

Колонисты срыли старинное кладбище, но очень долго не могли там ничего построить — камни давали трещины, стены рушились...

Во второй половине XVII века места эти захватили англичане. Новый Амстердам переименовали в Нью-Йорк.

Не проклинай Нью-Йорк!

С основанием этого города связано немало легенд. Вот одна из них, не слишком романтичная. Английский торговец, из первых поселенцев, закопал в землю где-то в районе нынешнего Манхэттена меч из чистого золота, так как верил в предсказания друидов, что зарытое в землю золотое оружие будет охранять и места эти, и их владельца. И теперь Манхэттен — один из самых престижных районов!

Но почему же за городом издавна закрепилось название Город страхов? Страх перед будущим? Ведь в огромных мегаполисах выжить нелегко. С ощущением одиночества и беззащитности не каждый справится. Или всё дело в древней мистической силе, которая присутствовала здесь ещё до прибытия бледнолицых? У индейцев даже появилось поверье, что построенный на их земле новый город — это живое существо, способное поглощать людей. Они старались не приезжать сюда, а если всё-таки возникала такая необходимость, надевали на себя особую «маску страха», изготовленную колдуном, чтобы запугать чудовище.

Рассказывают, что в 20-х годах прошлого века на 33-й улице у отеля «Пенсильвания» появлялся странный старик, по прозвищу Добрый Гарри. Он предсказывал судьбу. К нему обращались и клиенты отеля, и персонал, и даже дежурившие полисмены. И пророчества его сбывались. При этом Гарри всегда предупреждал: «Не проклинай Нью-Йорк, иначе он проклянёт тебя!» Удивительно, что тех, кто плохо отзывался о городе, действительно настигали несчастья.

В начале XX столетия жила в городе ещё одна знаменитость — Хэрри Кендал Тоу. Отпрыск богатого и знатного семейства, он отличался, мягко говоря, некоторыми странностями. В студенческие годы где-то раздобыл или сам изготовил несколько масок фантастических монстров — «масок страха». Напившись, раздевался догола и, нацепив одну из масок, выбирался с фонарём на крышу небоскрёба и вопил оттуда: «Нью-Йорк! Где ты?! Откликнись, каменный придурок! Испугался?!» И швырял на головы прохожим бутылки.

Наконец, Тоу решил остепениться и женился на юной танцовщице. Однако вскоре выяснилось: взял он её в жёны только потому, что она была любовницей архитектора Уайта, проектировавшего многие кварталы Нью-Йорка. Тоу постоянно расспрашивал жену о деталях её отношений с Уайтом. Но объяснялось это не ревностью — он хотел всё знать о своём враге. Архитектор олицетворял для него Город страха. И однажды, столкнувшись с Уайтом в ресторане, Тоу застрелил его. Потом был суд, где убийца заявил, что им повелевала непреодолимая сила, имя которой Нью-Йорк. Его признали невменяемым. Из психиатрической больницы (и там с ним была маска, защищавшая его от Нью-Йорка!) Тоу бежал, скрывался в Канаде. Его поймали. В июле 1915 года на новом судебном процессе его признали невиновным! С масками своими Тоу не расставался до самой кончины, заявив друзьям: «Нью-Йорк требует, чтобы я уничтожил их. Не дождётся. Найду себе преемника. Пусть страх и ужас вечно блуждают по улицам города.»

Говорят, и сейчас в Нью-Йорке можно встретить незнакомца в «маске страха».

Посмеёмся над смертью!

В ночь с 31 октября на 1 ноября на Западе празднуют Хэллоуин. Праздник этот уходит корнями в европейский готический фольклор — смесь христианства и язычества, белой и чёрной магии. 1 ноября у кельтов было началом нового года, который носил название Сауин. Заканчивался сбор урожая, наступала зима, ассоциировавшаяся у северян со смертью. По поверью, в ночь на 1-е открывалась дверь в царство мёртвых. Души тех, кто скончался в прошедшем году, возвращались на землю, чтобы вселяться в живых. Кельты, чтобы отпугнуть их, наряжались в звериные шкуры, собирались у ритуальных костров. А потом угольки костра уносили домой, чтобы разжечь очаг...

Римляне в конце октября отмечали день поминовения усопших и праздник в честь богини фруктов и деревьев Помоны. Захватив земли кельтов, они добавили к своим традициям празднование Сауина. Поэтому на Хэллоуин стали устраивать пиры с яблоками.

Церковь, борясь с язычеством, в VII веке объявила 1 ноября Днём всех святых — Олл-Хэллоус, а ночь накануне получила название Олл-Хэллоус Ив. От этого и пошло сокращённое Хэллоуин. 2 ноября стало Днём душ. Все три даты объединили в одну — Хэллоумас.

Прочнее всего мистическая традиция укоренилась в Америке. Там европейские обычаи смешались с суевериями индейцев. Накануне Дня всех святых разыгрывали представления, танцевали, гадали, рассказывали страшные истории. Американцы ввели обычай «угости, а то напакощу!». Ряженые ходили по домам, выпрашивая гостинцы и деньги. Тем, кто жадничал, могли напакостить — сорвать калитку, сломать забор.

Важным символом праздника стала тыква, которую называют Джек-фонарь. По легенде, однажды накануне Дня всех святых к ирландцу Джеку, кузнецу, в трактире подошёл сам дьявол и предложил продать ему душу. Кузнец согласился и в качестве платы потребовал кружку эля. Денег у дьявола не было, и он превратился в шестипенсовую монету. Джек сунул её в карман, где у него лежал серебряный крест. Дьяволу это не очень понравилось. Пьяница согласился выпустить его с условием, что сам он будет жить ещё десять лет, а когда помрёт, душа его в ад не попадёт. Дьявол условие выполнил. Но, выдав ирландцу уголёк из адского костра, отправил его скитаться по свету. Джек, чтобы огонёк не погас от ветра, вычистил из тыквы мякоть, положил в неё уголёк. Так и бродит до сих пор, отпугивая своим фонарём мёртвые души.

Нью-ЙоркДом колдуна

Квартал Гарлем, где издавна селилось чернокожее население Нью-Йорка, был местом магических шабашей. Так говорят. Долгие годы простояла там полуразрушенная кирпичная стена, на которой африканские ведьмы начертили свои магические знаки. И среди них — «последний знак жизни», появившийся сам по себе «в ночь острого месяца». Согласно мифу, здание, которому принадлежала стена, построили на месте деревянной хижины, где томился в заключении старый негр-колдун Хэт. В числе первых рабов его завезли в Нью-Йорк из Африки. Когда стало известно, что Хэт проводит магические обряды против белых, его заперли в деревянном домишке Гарлема, который заселяли в то время зажиточные европейцы. Старик выдержал все пытки. Тогда его решили сжечь заживо.

Перед смертью Хэт проклял землю Нью-Йорка: «И наполнятся воздух — огнём, воды — ядом для ваших потомков. И проклятия разных народов будут губить их по всему миру. И будут рушиться стены огромных домов, погребая их под камнями... И помните: Чёрная Мамба уже подняла голову».

Колдун сгорел, а на месте лачуги построили большой кирпичный дом. Но жильцов его преследовали несчастья: умирали от болезней, сходили с ума, погибали при невыясненных обстоятельствах. А в «ночи острого месяца» (когда месяц выглядит как серп) здесь слышались шаги, стоны, скрипы, детский плач. Белые стали переселяться из Гарлема в другие кварталы.

После Второй мировой войны «дом колдуна» превратили в наркопритон. Когда полиция решила его прикрыть, в здании произошёл взрыв.

Целой осталась лишь одна стена, обраставшая слухами. Мол, по ночам собираются здесь гарлемские ведьмы, совершают жертвоприношения. Порой творились чудеса. Как-то ночью бродяга закопал под стеной свои жалкие гроши, а на следующую ночь откопать их не смог, потому что стена... исчезла! И он сам слышал человеческий стон. Наутро стена стояла на месте, вот только бедняга тронулся умом.

Появлялась в Гарлеме молодая ведьма, по прозвищу Чёрная Мамба. Во время нашествия крыс, затерроризировавших ньюйоркцев, она нарисовала на стене кошку, гнавшуюся за крысой. На следующую ночь в Гарлеме собрались полчища котов. Они уничтожили крыс, а потом исчезли сами... Чёрную Мамбу видели танцующей на стене. Кто-то даже заметил, как она прижималась к стене и исчезала, будто просачивалась между кирпичами! Колдовство её бывало и злым — доставалось тем, кто враждовал с ведьмами. Одного она заставила прыгнуть со стены и разбиться насмерть, другой повесился — для него уже была приготовлена балка с петлёй. Перед этим они говорили, что стена их зовёт.

Сейчас на этом месте пустырь. Так ничего и не построили.

Золотая тайна

Одно из самых известных «подземных» преданий Нью-Йорка связано с пропавшим «золотым обозом девятнадцати коней».

В начале XVIII века по городу понеслись слухи о несметных сокровищах, зарытых на берегу Лонг-Айленд-Саунд. То говорили, что клад принадлежал древнему индейскому племени, то что его спрятали испанцы, то вообще уверяли, что сокровища привезли много-много веков назад древние финикийцы, а может, и египтяне. Одному отставному капитану привиделась во сне царица Клеопатра, которая рассказала, что, предчувствуя свою гибель, отправила она два корабля с золотом к далёкой земле за Геркулесовыми столпами — чтобы римлянам золото не досталось.

Капитанская байка взбудоражила всех. Карты Лонг-Айленд-Саунд продавали из-под полы за огромные деньги. В одиночку и группами отправлялись на поиски сокровищ. И вскоре прошёл слух, что клад нашли, но искатели перестреляли друг друга, а потом на них напали индейцы. Наконец, пришло известие, что «золотой обоз» движется к Нью-Йорку, а клад — это гигантский золотой истукан. Для удобства транспортировки его пришлось распилить на части.

Тут же нашлись «смельчаки», пожелавшие завладеть добычей. Шайку разбойников возглавил бывший каторжник Твердобородый Сид. Местность, где сейчас находится площадь Вашингтон-сквер, тогда была заросшей кустарником и деревьями. А там, где ныне высится Триумфальная арка, находился вход в подземелье. Твердобородый Сид велел своим подручным проложить просеку от этого места к главной дороге на Нью-Йорк и расширить подземный ход так, чтобы в него могли въехать конные повозки. Двое парней Сида перехватили незадачливых кладоискателей по дороге и сумели напоить их. Другая пара разбойников, купив у охотника молодого медведя и посадив его на цепь, тайно двигалась за обозом. Медведь рвался с цепи, ревел от боли, пугая обозных лошадей, а разбойники умело направляли их куда надо. В темноте загнали обоз в подземелье и там перестреляли кладоискателей. И вот тут вход в пещеру обвалился!

Сида там не было. Перерезав глотки чудом уцелевшим подручным, он исчез. Вернулся через два года. А на месте обвала власти устроили кладбище. Сид, нанявшись могильщиком, по ночам пытался отыскать вход в пещеру. Его заметили, решили, что он грабит могилы, и вздёрнули на виселице.

Золото пытались искать англичане, но безуспешно. Говорили даже, что отряд военных, занимавшийся раскопками, вдруг сгинул неизвестно куда.

После 1826 года кладбище закрыли. Вашингтонская площадь стала местом проведения парадов. Но легенды живучи. Кто-то даже сочинил стих:«В назначенный день, в назначенный час Выйдет обоз на белый свет, И золото озарит Нью-Йорк, словно солнце».

После Второй мировой войны какие-то люди просили у мэрии разрешения на поисковые работы в районе Вашингтон-сквер. Им отказали.

Фотографии © Shutterstock.com

Похожие статьи:

Теги: , , , ,