«По мнению моего отца, – говорит сын Виктора Гюго Франц, – многие люди слепо верят во всё таинственное, между тем как скептики, напротив, отрицают его; великие же умы и учёные мужи относятся весьма серьёзно ко всему таинственному, загадочному и необъяснимому. Они не говорят ни «да», как легковерные, ни «нет», как скептики. Они присматриваются и ждут, когда непонятное станет понятным, и в этом отношении им рано или поздно должна помочь наука».

Гамлет, Горацио, Марцелл и призрак отца Гамлета
Генри Фюзели, 1780—85

Сам Виктор Гюго однажды написал следующие знаменательные слова:

«Конечно, нет никакого сомнения, что наш мир находится ещё во младенчестве… а потому не может обходиться без откровений. Прошло пятнадцать лет с тех пор, как я познакомился с явлениями столоверчения и написал о них целую книгу.

Почти все великие люди имели откровения. Великий Шекспир видел множество призраков и в своих замечательных произведениях явился как бы пророком людских слабостей, и по настоящее время являющихся в том же виде, в каком описал он их более трёх столетий назад. Кто знает, может, через сто лет и о моей книге о столоверчении скажут, что она внушена мне призраком, явившимся мне во время моего изгнания из Франции в 1851 году, после государственного переворота».

 

Из книги Октава Узан
«Разговоры и мнения Виктора Гюго», 1893

Похожие статьи:

Теги: , ,