На площади перед Донским монастырём в Москве стояла будка – временный кабак. В день Донского праздника и крестного хода на этой площади была ярмарка, где много и дружно пили. Городской страж (по-народному «будочник»), уже изрядно пьяный, снова пошёл в кабак. Выйдя из него и спотыкаясь на каждом шагу, он наткнулся впотьмах на человека, сидящего на земле с верёвкой в руках. «Что ты тут делаешь?» – спросил будочник. «А вот оброк весь пропил, остался один рубль, домой идти не с чем. Хочу удавиться, да руки не поднимаются. Удави меня и возьми себе рубль». — «Пожалуй, послужу тебе», — ответил будочник и удавил горького пьяницу.

В следующую ночь убийца увидел перед собой удавленного со страшным синим лицом и сверкающими глазами. «Я за тобой пришёл, – прошипел он, – возьми верёвку и удавись; ведь мы с тобой неразлучны навек». Такие жуткие явления стали повторяться каждую ночь и довели несчастного убийцу до отчаяния. Он уже готов был наложить на себя руки, но, к счастью, заболел и попал в больницу, которой руководил доктор медицины Ф.П. Гааз. Последний, заметив отчаяние больного, ласково, но твёрдо довёл до его сознания о необходимости покаяться, то есть открыть своё преступление. Будочник последовал его совету, и с того дня, как он был предан суду, страшный ночной сон оставил его. «Надо было видеть, – говорил доктор Гааз, – как этот несчастный радовался, с каким спокойствием и твёрдостью духа ждал наказания. По причине добровольного признания оно было легче обычного». Бывшего будочника сослали в Сибирь.

Из воспоминаний графа М. Толстого
1888 г.

 

Похожие статьи:

Теги: , , ,