Приехав в должности письмоводителя в село Сасово Мценского уезда Орловской губернии, я остановился у Матрёны Дмитриевой, женщины лет сорока. Первое, что она спросила, – не слыхал ли я про её мужа, солдата Алексея Дмитриева. Товарищи его писали, что его где-то под «Уэрюмом» взяли в плен турки. С тех пор никаких вестей не было.

– А тебе что, больно плохо без него?

– Как же, родимый… Когда он был жив, то ко мне его дух ходил.

– Как так? Расскажи, пожалуйста, – попросил я.

– Да что ж рассказывать. Жила я одна в домушке на краю села. Раз вечером, только я пришла от соседей, следом за мною вошёл и муж мой: в шинели, с ружьём в руках. Я обрадовалась, спросила его, откуда он пришёл. Он сказал, что сопровождал арестантов и на обратном пути заехал. Ружьё он поставил в угол, а шинель повесил на гвоздь в стене. Попросил у меня поесть. Я собрала ужин. Поужинали. Перед отходом ко сну я всегда молюсь Богу. Только перекрестилась раз, гляжу – его в избе уже нет. Исчез. Взглянула я в угол: вместо ружья палка стоит, а на месте шинели – лыко. Испугалась я. Ночевать одна не решилась, позвала соседку. Неделя прошла, дух не заходил. А потом стал он ко мне являться каждый вечер… Спустя месяц от мужа пришло письмо, что перевели его служить на Кавказ, но дух его по-прежнему являлся ко мне обычно вечером, а иногда и в полдень. Разговоры пошли нехорошие. Тогда решила я отслужить молебен, и посещения духа прекратились. Вскоре началась война с турками. Товарищи мужа написали мне, что его взяли в плен. С тех пор от него ни слуху, ни духу…

Иван Ерёмин, «Московский листок», 1890

Фотография — shutterstock.com ©

Похожие статьи:

Теги: , , , ,