Паганини на смертном ложеО Паганини злословили, что струны его скрипки — кишки убитой любовницы. А гроб с его телом висит в пещере на ржавых цепях. Чего только не придумывали о гениальном музыканте с инфернальной внешностью!

Неверное солнце Ниццы

Особо впечатлительные туристы, гуляя ночью по старой Ницце и оказавшись на улице Префектуры, в полнолуние слышат звуки скрипки. Когда-то здесь, на втором этаже дома № 23, закончил свои земные дни Никколо Паганини.

На Лазурный берег он переехал осенью 1839 года в последней надежде поправить сгоревшее здоровье. Больше десяти лет Паганини давал концерты практически через день. Сначала взбудоражил своим грандиозным талантом и скрипичными фокусами родную Италию, в 1828 году — Вену и Германию, в 1831-м — Париж и Лондон, а затем всю Англию, Шотландию и Ирландию.

«После ужасного переезда я прибыл в Ниццу настолько обессиленным, что меня пришлось доставить домой на носилках, — писал он другу. — Мне устроили прекрасную, просторную квартиру со многими удобствами. Однако, хотя окна выходят на юг, дома на противоположной стороне улицы заслоняют солнце. Поэтому в квартире холодно, а это для меня вредно».

Да уж, дома здесь и в XXI веке стоят чуть ли не окно в окно, и в 30-градусную жару в помещениях веет мертвенным хладом подземелья.

Музыкант больше не брал в руки скрипку и давно не мог разговаривать из-за болезни горла. Последние две недели его шёпот читал по губам разве что 15-летний сын Акилле.

27 мая 1840 года к вечеру у Паганини начался приступ кашля, и он захлебнулся собственной кровью.

Никколо Паганини. Скульптор Карэн Саркисов.Сам себе продюсер

Считается, что именно Паганини открыл в истории музыкального исполнительства новую эру. До него весь XVIII век в программы совали что попало; концерты чаще всего не репетировались, а длились немыслимо долго — по три-четыре часа.

Паганини первым возвысил каждый номер до штучного события, а выход артиста и его сольное выступление — до звёздного часа. Виртуоз, каких не родилось доныне, стал фигурой, какую сегодня назвали бы «суперстар».

Он необычно выглядел и умел этим козырнуть — прекрасно понимая, что такое имидж как непременная составляющая сценического образа. Те, кто поначалу, фыркая, называл его «тощей чёрной марионеткой, которую дергают за ниточки», однажды услышав в концерте, превращали Паганини в своего идола. Вот как описывал его выступление в Гамбурге Генрих Гейне: «Наконец на эстраде появилась тёмная фигура, которая, казалось, только что вышла из преисподней... Чёрный фрак, чёрный жилет ужасающего покроя... Чёрные панталоны самым жалким образом свисали вдоль его тощих ног. В угловатых движениях его тела ощущалось что-то пугающе деревянное и в то же время что-то бессмысленно животное... И кто такой он сам? Живой человек, который, подобно умирающему гладиатору, в своей предсмертной агонии на подмостках искусства старается позабавить публику своими последними судорогами? Или это мертвец, вставший из гроба, вампир со скрипкой в руках, который хочет высосать если не кровь из нашего сердца, то, во всяком случае, деньги из нашего кошелька?» И дальше: «Все подобные мысли сразу оборвались, как только этот изумительный артист приставил скрипку к подбородку и заиграл...»

Продолжение читайте в №5 (2012) журнала «Тайны и преступления».
Похожие статьи:

Теги: , ,