Подполковник Главного разведывательного управления (ГРУ) Генштаба Вооружённых Сил СССР Петр Семёнович Попов попал в разведку и был направлен в венскую резидентуру благодаря высокой протекции генерала армии Ивана Серова, у которого во время войны состоял порученцем и по совместительству собутыльником.Пётр Попов

Он не обладал ни чутьём, ни воображением, необходимыми оперативному сотруднику. Неравенство Попова с офицерами резидентуры усиливалось его слабой профессиональной подготовкой, поверхностным знанием немецкого языка, особенностей национальной культуры и психологии граждан страны пребывания, усугублялось отсутствием у него гибкости ума, чувства юмора, завышенной оценкой собственной личности, упрямством, граничащим с твердолобостью. В каждой критической реплике в свой адрес Попов подозревал намёк на своё крестьянское происхождение, маленький рост и невзрачную внешность, недостаток светского лоска, привычного в кругу его сослуживцев. Прибыв в венскую резидентуру, Пётр с самого начала решил вести себя как герой-фронтовик, свысока взирающий на не нюхавших пороха сослуживцев, но вскоре понял, что соответствовать ставкам не в силах, и тогда дремлющий в нём комплекс ущербности оголился...

Охотник за скальпами

Джордж Уильямс Кайзвальтер родился в Санкт-Петербурге в 1910 году. Его отец, интендант царской армии, в 1904 году был направлен в Вену для контроля за производством снарядов для российской армии. Там он встретил учительницу из Франции, которая, вернувшись с ним в Россию, вышла за него замуж. После революции 1917 года Кайзвальтер вывез жену и сына Джорджа в Нью-Йорк, где они получили американское гражданство. В 1930 году Джордж окончил Дартмутский университет со степенью бакалавра, а год спустя защитил степень магистра по прикладной психологии. Вскоре он поступил на службу в армию.

В 1944—1945 годах Кайзвальтер служил в отделе армейской разведки Соединённых Штатов. Два года совместной работы с генералом Рейнхардом Геленом, во время войны возглавлявшим отдел Генерального штаба вермахта под названием «Иностранные армии Востока», который осуществлял сбор разведывательной информации по Советскому Союзу, предопределили судьбу Джорджа. В 1951 году он стал кадровым офицером ЦРУ и преуспел как «охотник за скальпами» — сотрудник, нацеленный на выявление потенциальных предателей среди офицеров советских оккупационных войск в ГДР и Австрии.Логотип американской разведки

В начале октября 1952 года Кайзвальтер получил сигнал от агента Ганса, садовника советского посольства, что на замену убывшего дипломата прибыл новичок. Это был Пётр Попов.

Ознакомившись с отчётами «наружки», контролировавшей поведение Попова на улицах Вены, Кайзвальтер принял решение немедленно выпустить в новичка «золотую пулю» — особо ценную агентессу из личной обоймы, чтобы загнать русского в «медовую ловушку».

Свой выбор он остановил на красавице Гретхен Рицлер, ранее состоявшей на связи у Вальтера Шелленберга, главы политической разведки Третьего рейха.

Медовая ловушка

Ежедневно отрабатывая намеченный резидентом маршрут, Попов сделал вывод, что площадь Оперного театра является бивуаком проституток, и с тех пор каждый свой выход в город заканчивал визитом к этому месту. «А что делать? — оправдывался он перед собой. — Полгода без жены дают о себе знать. Если съесть нельзя, так уж вдоволь полюбуюсь на меню!..»

Кайзвальтер воспользовался этим обстоятельством для подставы ему Рицлер. 21 января 1953 года, «зачистив» очередной квартал Вены, Пётр направился к площади Оперного театра. Вдруг сзади раздался рокот мотора, и мимо него промчалось такси. Сидевшая в машине женщина, высунув руку в окно, приветственно махала ему рукой.

«Что за чёрт!» — только и подумал Попов, как из остановившейся в десяти метрах от него машины выпрыгнула эффектная женщина. Призывно улыбаясь, она двинулась навстречу, но, сделав пару шагов, остановилась и разочарованно покачала головой: обозналась! Едва Попов успел оценить красоту незнакомки, как она резко развернулась и зашагала прочь. Неожиданно женщина споткнулась и рухнула на колени. Повинуясь импульсу, Пётр бросился к ней и, подхватив её под руки, рывком поставил на ноги.

Волосы иностранки касались лица Петра, глаза призывно горели, пунцовый рот влёк к себе, а высокая упругая грудь упиралась в его плечо. В следующий миг Пётр впился в эти манящие губы. Незнакомка всем телом прижалась к нему и закрыла глаза.

Задыхаясь, Пётр прервал поцелуй.

— Данке шон, — прошептала женщина.

— Битте шон, — автоматически ответил он и зарделся, проклиная своё произношение.

— Вы иностранец? — не обращая внимания на смущение Петра, спросила фея.

— Йа-йа, — только и выдавил из себя подполковник.

— Русский? — настаивала незнакомка.

— Да, я русский!

— Как йето чудьесно! Моя мама есть русская! Какой тьесный мир! Как тьебя зовут? — перешла на русский фея.

— Пётр... А вас как зовут?

— Грета... Грета Ламсдорф...

— А что, если нам зайти куда-нибудь в кафе? Если вы не торопитесь...

— Да-да, коньешно... я сьегодня свободна, — с готовностью ответила немка.

Так начался первый и последний в жизни любовный роман русского разведчика Петра Попова.

Продолжение читайте в №3 (2012) журнала «Тайны и преступления».
Похожие статьи:

Теги: , , , , , ,