В этом номере мы публикуем статью Максима Цыпина «Убойная сила шедевров». В ней автор рассуждает о воздействии живописи и музыки на эмоциональное и даже физическое состояние человека. И речь идёт не только об избранных интеллектуалах – меломанах или глубоких знатоках живописи. Человек часто и сам не понимает, как на него воздействуют произведения искусства. Хотя силу этого воздействия применяет испокон веков. На бой, в поход уже тысячелетия зовёт боевая музыка. В армиях многих государств существуют музыкальные полковые оркестры. Есть и специальные инструменты. В первую очередь у военных, конечно. Были они и у пионеров и скаутов – труба, фанфара, барабаны. Есть целое направление – народная, танцевальная и песенная музыка, причём у каждого народа инструменты свои, при звуках которых ноги сами идут в пляс. Под венец мы идём под свадебные мелодии. И даже самый простой, необразованный человек не перепутает праздничную музыку с похоронным маршем.

Помню, как однажды здесь, в Москве, в ресторане ныне снесённой гостиницы «Россия» один наш знакомый армянин заиграл на дудуке. Вмиг собрались все его земляки, находившиеся рядом, и толпа благоговейно внимала звукам инструмента, погрузившись в мысли о родине. А кто не видел, как на звук гармони сбегалось всё село?! Народные целители давно уже лечат колокольным звоном. Стоя с торжественными лицами, все народы исполняют гимны своих стран. А уж если выпьют, то выплеснут душу пронзительной песней о неразделённой любви.

Удивительным образом действуют на нас и живопись, и скульптура. Наверное, можно искать научное объяснение этому феномену, но зачем? Помню потрясение, охватившее меня, молодого ещё тогда человека, когда я впервые увидел картину Сандро Боттичелли «Рождение Венеры» в галерее Уффици во Флоренции. Не хотелось ни говорить, ни общаться, образ стоял, да и сейчас стоит перед глазами как эталон небесной красоты, света и радости. И как тяжело, помню, было выходить из парижского музея импрессионистов «Орсе». Давила тяжёлая энергетика, болела спина, голова. Как будто в меня вселилась какая-то дьявольщина. И это всё помимо прямого вульгарного сопереживания увиденному. Так в детстве было жалко Алёнушку, плачущую у омута, маленьких детей, тащащих сани на картине Перова. Охватывала гордость за непобедимых богатырей, ужас вызывала гора черепов на полотне Верещагина, ну и, конечно, неподдельный интерес – всё, что связано с изображением ню.

Думается, этим человек и отличается от других обитателей нашей планеты. Может быть, живопись с музыкой и сделают его лучше, добрее. Хотя Гитлер тоже любил рисовать и обожал Вагнера... Пусть это будет исключением из правила.

Геннадий Мальцев, главный редактор журнала «Чудеса и Приключения»

Похожие статьи:

Теги: , , , ,