МонетыВ разных местах нашей планеты спрятаны сокровища на сумму более 1 трлн. долларов. В конце марта этого года в нескончаемой череде политических и криминальных сообщений, словно луч солнца из-за туч, сверкнуло сразу же приковавшее к себе всеобщее внимание известие о том, что в центре Санкт-Петербурга найден впечатляющий своими размерами клад.

При реконструкции старинного особняка, известного как дом Ганнибалов, а также как особняк Трубецких, в не обозначенной ни на каких планах потайной комнатушке размером 6 квадратных метров и высотой 2 метра прораб обнаружил коробки и 40 мешков, набитых столовым серебром с фамильным гербом Нарышкиных — последних дореволюционных владельцев особняка.

Вторая столица богата случаями, связанными с кладами. Есть среди них и курьёзные. Автор книг «Легенды и мифы Санкт-Петербурга», «История Санкт-Петербурга в преданиях и легендах» Наум Синдаловский, комментируя событие, напомнил самую известную петербургскую легенду — о кладе купцов Елисеевых, которые якобы спрятали сокровища в знаменитую люстру «Елисеевского» магазина. «Но это именно легенда, так как достоверно известно, что люстра появилась в «Елисеевском» только в 30-х годах прошлого века для освещения касс, — говорит Синдаловский. — Любопытна и история знатного петербуржца, оставившего клад в полу одного из номеров гостиницы «Астория». Уже в советские времена в Ленинград приехал сын этого дворянина, специально поселился в том же номере и начал ночью вскрывать паркет. Коробка действительно нашлась, но она была припаяна. Мужчина всю ночь пилил крепления, пока не услышал страшный грохот — оказалось, что это крепление люстры, освещавшей зал ресторана внизу».

Не обделена событиями, связанными с находками кладов, и первая столица. Главный археолог Москвы Александр Векслер говорит о шестистах памятных ему московских кладах. Одна из последних находок сделана три года назад в Петровском переулке. Там при реконструкции Государственного театра наций, более известного как театр Евгения Миронова, строители обнаружили посуду и игрушки XVI—XVIII веков, а также редчайшие золотые монеты, отчеканенные в Смутное время при Василии Шуйском.

Впрочем, как считают специалисты, в России каждые полгода что-нибудь находят. И это весьма условные сведения, потому что далеко не каждый кладоискатель докладывает о своём успехе государству. Причина тому — достаточно путаная, не внушающая уверенности система вознаграждения нашедшего клад. Чтобы понять, что всё не так просто, приведу только 1-й пункт 233-й статьи Гражданского кодекса РФ:

«Клад, то есть зарытые в земле или сокрытые иным способом деньги или ценные предметы, собственник которых не может быть установлен либо в силу закона утратил на них право, поступает в собственность лица, которому принадлежит имущество (земельный участок, строение и т.п.), где клад был сокрыт, и лица, обнаружившего клад, в равных долях, если соглашением между ними не установлено иное.

При обнаружении клада лицом, производившим раскопки или поиск ценностей без согласия на это собственника земельного участка или иного имущества, где клад был сокрыт, клад подлежит передаче собственнику земельного участка или иного имущества, где был обнаружен клад». В случае обнаружения вещей, являющихся ценными с точки зрения истории или культуры страны, их необходимо передать в государственную собственность. Но 50 процентов при этом всё равно полагается собственнику территории и тому, кто нашёл.

МонетыТем не менее нередки случаи, когда государство под тем или иным предлогом оставляло нашедших клад вообще без какого-либо вознаграждения. Поэтому понятно, что петербуржцев, охваченных после громкой находки серебра «серебряной лихорадкой», волновал вопрос о судьбе сокровищ и о том, сколько же получит за свою находку удачливый прораб.

К тому же, как выяснилось, живы представители династии Нарышкиных: одна наследница живёт в Париже, другая — в Филадельфии. Правда, на момент написания этих строк об их притязаниях на клад ничего не было известно. Лишь высказывание по этому поводу представителя Ассоциации членов рода Романовых в России Ивана Арцишевского: «Не принято в русской эмиграции такое брать обратно из России, просто не принято. А если клад будет признан историческим, то, конечно, вообще всё останется государству, то есть народу».

Я думаю, когда читатели получат этот номер журнала, все вопросы разрешатся. Так или иначе. А пока мы можем говорить лишь о прецедентах. Вот первый из них, на мой взгляд, показательный. И тоже связанный с реконструкцией и с серебром.

Трое украинцев, работавших на реконструкции здания в Праге, в ноябре 2008 года нашли там клад серебряных монет, кубков, подсвечников, браслетов и других предметов начала ХХ века общим весом почти в полтонны. Историки предположили, что клад спрятан во время Второй мировой или сразу после неё, когда в стране к власти пришли коммунисты. За найденными драгоценностями не обратился никто из потенциальных владельцев, а потому клад стал собственностью города. И вот в феврале нынешнего года горсовет Праги утвердил приказ выплатить украинцам вознаграждение за находку клада — по 200 тысяч крон (8 тысяч евро) каждому.

Мэр Праги Богуслав Свобода отметил, что вообще город не обязан выплачивать эту награду, но соответствующее решение принято потому, что именно благодаря честности тех, кто нашёл этот клад, его смогли передать властям города, и вознаграждение украинцев будет честным поступком, которое одновременно станет мотивировать других поступать так же.

Ещё одна поучительная история, последняя точка в которой поставлена тоже в феврале этого года. И в которой, как мне кажется, справедливость тоже восторжествовала.

В 2006 году одна американская компания, специализирующаяся на поисках морских сокровищ, получила от Испании лицензию на поиски затонувшего в районе Гибралтарского пролива в 1694 году английского судна «Sussex», на борту которого предположительно находилось почти 9 тонн золота. А в 2007 году та же самая американская компания объявила об обнаружении 17 тонн золотых монет, но категорически отказалась сообщить, кому принадлежал затонувший корабль, на котором находились сокровища, и где он был обнаружен. Причём объявила об этом, когда найденное золото уже было переправлено в США.

Испанская сторона выразила сомнения в честном исполнении работ по предоставленной лицензии. Началось расследование, и выяснилось, что сокровища подняты с испанского военного корабля «Nuestra Senora de las Mercedes», в 1804 году после атаки англичан затонувшего у берегов Португалии. Дело было передано в суд. Причём в американский. И американский суд штата Флорида в декабре 2009 года постановил вернуть сокровища в Испанию. Но этим дело не кончилось. Американская компания, специализирующаяся на поисках морских сокровищ, обжаловала решение американского суда. Но 1 февраля 2012 года другой американский суд, апелляционный суд штата Джорджия, также решил, что морской клад принадлежит Испании. Действия компании были названы аморальными и неприемлемыми с юридической точки зрения. И 17 тонн золотых монет на двух военных самолётах были доставлены из Америки на Пиренейский полуостров.

Продолжение читайте в майском номере (№5, 2012) журнала «Чудеса и приключения».

Фотографии © Shutterstock

Похожие статьи:

Теги: , , , ,