Памятник Петру IОдна из тайн российской истории — основание Северной столицы на Неве.

Сказка — ложь?

Изучая и анализируя материалы о космической трагедии, разразившейся на огромном пространстве европейской части России летом 1240 года (см. «ЧиП» №2/2012), я не мог не обратить внимание на то, что и Невский монастырь (позже Свято-Троицкая Александро-Невская лавра), и Санкт-Петербург основаны были Петром Первым на месте одного из эпицентров этой катастрофы, вблизи реки Смородины (реки Сестры — финск. Siestarjoki, дословно «река-смородина»), вытекающей из болот в районе посёлка Лесное и впадающей в искусственное водохранилище Сестрорецкий разлив, сливаясь с Чёрной речкой. Прежде река впадала в Финский залив к северу от Сестрорецка.

Для нашего разговора очень важно следующее обстоятельство. Понятие «река Смородина» (огненная река) — мифологическое. По В. Далю, термин происходит от слова «смород» и имеет значение «дымный», «смрадный», а также «гарь», «чад» и является символом смерти. И в нашем конкретном случае никакого отношения к ягоде смородине название это не имеет. На территории России есть три реки, имеющие отношение и к слову, и к космической катастрофе 1240 года. Река Сестра — одна из них. В русском фольклоре это река, на берегу которой расположена скала Пекло. И надо сказать, что преувеличения здесь нет. Температура в эпицентре космического взрыва составляет 1500—2000 градусов по Цельсию. А вот как это выглядит в русских сказках: «Не вода в реке бежит, а огонь горит, выше лесу пламя полыхает» — или: «Приезжают к реке Смородине и видят — по всему берегу кости лежат человечьи, всё кругом огнём сожжено, вся земля русская кровью полита...» Сказки же, как известно, память народная.

Летел по небу полк

Александро-Невская лавра была построена при впадении в Неву Чёрной речки (ныне река Монастырка). Согласно легенде, на том самом месте, где Александр Невский одержал победу над шведами. Летопись сообщает, что в июле 1240 года новгородское войско во главе с князем Александром, находясь в средней части реки Невы, видело, как по небу летел целый «полк ангелов», а после увидели и мёртвых врагов. Убиты они были «ангелами божьими». Остатки шведских войск в панике бежали, погрузив мёртвых на три корабля.

Легенда абсолютно прозрачна для рационального понимания. Добавлю лишь, что слово «ангел» (дословно «вестник») в библейской мифологии означает метеорит. И надо полагать, что летописец сообщает о том, как войско Александра наблюдало падение множества осколков какой-то кометы. То есть сообщает о космической катастрофе, которая произошла 15 июля 1240 года, в день битвы русских с войском ярла Биргера Магнуссона.

Согласно преданию, знаменитая битва произошла в устье реки Ижоры. А Невский монастырь, который Пётр Первый, по официальной версии, основал на месте этой битвы, был заложен в устье Чёрной речки, то есть на сорок вёрст ниже по Неве. И это очень важно для нас, так как означает, что монастырь был заложен не на месте битвы, а на месте космической катастрофы. Невнятные объяснения современных историков, будто Пётр не знал настоящего места битвы, вряд ли разумны.

Несколько слов следует сказать и о самой битве. Об участии в ней Биргера и о том, что он был ранен Александром Невским в лицо, пишет только русская летопись. Иностранные источники об этом ничего не сообщают. Но есть дополнительная информация по этому поводу. Биргер Магнуссон умер в Яльболунге в 1266 году. В 2002 году его могилу вскрыли, и при исследовании останков было установлено, что в области правой глазницы имеются следы тяжёлой травмы, что подтверждает свидетельство летописи: «Самому королю възложи печать на лице острымь своимь копиемь» (по другой версии, мечом).

Однако русская летопись несколько преувеличивает военное значение Невской битвы. Я полагаю, что свидетельство о ней понадобилось для того, чтобы зафиксировать один из эпицентров космической катастрофы 1240 года. В древних документах и в мировой мифологии такой литературный приём используется чрезвычайно широко, ибо во все времена существовала жёсткая цензура.

В скандинавских источниках нет свидетельств о крупных сражениях в это время. Есть лишь упоминание о том, что в 1240 году состоялся разведывательный поход на русские земли небольшого скандинавского отряда.

Назло надменному соседу

На месте одного из эпицентров (пятине) этой космической катастрофы по приказу Петра Великого и был заложен мужской монастырь. И главное — не только монастырь, но и сам город, вследствие чего и получил свою приставку «санкт» — святой, чего до Петра никогда не было в официальных названиях русских городов. И это решение было осознанно принято царём.

Вот как излагает легенду об основании города историк В.Н. Балязин: «Селений больших в устьях Невы не было. Было только несколько разбросанных в лесах, болотах и топях рыбачьих хижин. Сторона вся была пустынная, заросшая лесом и кустарником; при юго-западном ветре вода поднималась в Неве и заливала всю местность; жители покидали свои бедные хижины и где на лодках, где пешком спасались на Дудергофские высоты. Когда Ниеншанц (в XIV веке шведы возвели в устье Охты городок Ландскрону, потом Ниеншанц. — М.Б.) достался русскому войску, тотчас же был созван совет, где решали вопрос: укрепить его или отыскать место более удобное и ближе к устью Невы, следовательно, к морю».

После обсуждения решили срыть шведские укрепления и построить новую крепость ближе к взморью. Для выбора места Пётр вместе со знатнейшими приближёнными поплыл осматривать острова, образованные устьями Невы. Во время этого плавания и родилась мысль в этом уединённом, но удобном месте заложить большой торговый город. Болота и непроходимые леса Петра не испугали — лес не препятствие, пойдёт на постройки. Небольшой низменный остров Заячий (Енисаари) на Большой Неве, против нынешней Петербургской стороны, показался Петру удобным, и он избрал его как место, самой природой хорошо защищённое глубокими невскими рукавами, заменявшими обыкновенные крепостные рвы.

К сожалению, историк не точен. Это было по-настоящему гиблое место, болотистое и топкое, ежегодно подвергаемое затоплениям. Но Пётр (так же как в своё время фараон-еретик Эхнатон, который не стал строить новую столицу Ахетатон в «более добром месте») построил Петербург на болоте, там, «где указал ему Бог».

Надо сказать, что каждая религия и каждое государство древности имели свой «святой город» и храм, построенный на месте космической катастрофы, а иногда и несколько. Именно это было определяющим при выборе места для новой столицы и, конечно же, железная воля Петра. Ведь таким образом город сразу приобретал статус «святого града» и становился в один ряд с величайшими религиозными столицами мира — Римом, Константинополем, Иерусалимом (сюда же добавим — Ахетатоном и Куско). А решение построить город в устье Невы, если судить по документам, Пётр вынашивал очень долго.

Град на острове стоит

Несколько слов следует сказать о Заячьем острове.

Вот что сообщает Балязин: «Устье и всё течение Невы с незапамятных времён принадлежали России, а именно Великому Новгороду, и все острова в устье, например, Фомин остров, нынешняя Петербургская сторона, и вся местность от Ладожского озера до Финского залива назывались Водьскою пятиною (название «пятина» в древности обозначало эпицентр космического взрыва. — М.Б.). Но по мирному договору, известному под названием Столбовского, эта местность, как и многие другие, сделалась шведской собственностью, и русские названия мало-помалу заменились чухонскими. Всё это привело к тому, что изменилось значение названий некоторых островов. Например, расположенный в устье Невы и имевший чисто русское христианское название Иванов остров (остров пресвитера Иоанна) у язычников-чухонцев по сходству звучания стал называться Янни-Саари. Однако при обратном переводе на русский это уже чухонское название острова (Енни-Саари) стало иметь значение «Заячий остров».

Но послушаем историка дальше: «Высадившись на финский остров Енисаари одним из первых, Пётр взял у солдата, оказавшегося на берегу раньше него, штык-багинет, вырезал две полоски дёрна, положил их крест-накрест и сказал: «Здесь быть городу». Потом взял заступ и начал копать ров. Когда же он был выкопан на глубину в два аршина, на дно поставили каменный ящик, а внутрь него положили золотой ковчежец с частью мощей Андрея Первозванного. После этого государь прикрыл ящик каменной плитой, на которой уже загодя была высечена надпись: «От воплощения Иисуса Христа 1703 года, мая 16, основан царствующий град Санкт-Петербург великим государем, царём и великим князем Петром Алексеевичем, самодержцем Всероссийским». В этой надписи весьма важно то, что с самого начала Санкт-Петербург назван царствующим градом.

Таково предание. А на самом деле 16 мая 1703 года Пётр был в Лодейном Поле, а руководил закладкой крепости А.Д. Меншиков».

Нам вдвойне важно это свидетельство, потому что сама легенда о закладке города имеет ярко выраженную конкретную религиозную символику. Мы уже вряд ли узнаем, как в действительности происходил обряд закладки, но его сущность описана точно. И нам предстоит понять, что же могло лежать в ковчежце, зарытом на месте основания Санкт-Петербурга.

В «Житии Прокопия Праведного» упоминается метеорит, упавший 24 июня 1290 года «из каменной тучи» в районе Великого Устюга. Свидетелями этого стали священнослужители города. Долгое время считалось, что метеорит безвозвратно утерян. Однако летом 1997 года в периодической печати появилось сообщение, что местный настоятель отец Ярослав подарил фрагмент того метеорита мэру Москвы Юрию Лужкову в честь приближающегося 850-летия города с пожеланием положить камень в основание храма Христа Спасителя.

Не знаю, какова степень достоверности этой информации, но несомненно, что православная церковь с почитанием относится к небесным камням, как и мусульмане, почитающие остатки железного метеорита в храме Кааба в Мекке. И в знаменитом Ковчеге Завета иудеев хранились остатки метеоритного материала. И если в отдельно взятом храме России в основание стен укладывался метеоритный камень, то и в ковчежце, положенном в основание «святого града» при таких таинственных обстоятельствах, могла лежать частица метеорита. Ведь жива же красивая легенда о том, что при закладке крепостей, охраняющих Москву, в число которых входили Троице-Сергиев монастырь, Верея, Серпухов, Руза, Звенигород, в основания были положены осколки бел-горюч камня Алатырь.

Фотография © Shutterstock.com

Похожие статьи:

Теги: , ,