IMG_6112

Листая в пыльных архивах газеты столетней давности, невольно переносишься, словно на машине времени, в эпоху величайших общественных бурь и государственных потрясений. И такое виртуальное приключение наводит на серьёзные размышления о хрупкости нашего реального мира.

Встреча нового, 1917 года в России проходила в разгар Первой мировой войны. Тогда наша страна несла значительные потери на фронте. В первый день января в «Московском листке» было опубликовано стихотворение «Новый год», отражавшее трудности времени и дававшее посылы к благополучному окончанию войны. Сказочно-красочных и таинственных зарисовок, какие обычно ожидают в эти дни читатели, в рифмованных строках вовсе нет. Хотя заметно, что именно на всесильные возможности новогоднего пришельца надеются обыватели. Внизу автор поставил подпись: «Р. Мечъ».

«…Что он сулит нам, Новый год?
И что собою он несёт
В юдоль мятежную, земную?
Что он сулит грядущим дням?
И чем же он, явившись к нам,
Страну обрадует родную?

И вот, ударив меч о щит,
Пришелец юный говорит:
«Я – Новый год, сын младший Века!
Я к вам пришёл под пушек гром,
Когда идёт борьба кругом
За мир и счастье человека!

Горит, горит моя звезда!
Для бранных подвигов сюда
Явился я не для забавы!
Для одоления врагов
В огне решительных боёв,
И для победы, и для славы!..»

В том же номере газеты не обошлось без разных предложений для тостов, произносимых на новогодних торжествах. Среди тех, что касались злободневных пожеланий наступления скорейшего мира, журналист (с псевдонимом «Кай») предложил такой:

«Я стучу по моему бокалу… и, призвав к вниманию, возглашаю: за старые годы и их старое счастье! За то время, когда новые годы были ещё весёлыми и молодыми, и старые уходили в вечность без проклятий!».

По давно сложившемуся обычаю многие москвичи заказывали в новогодье привоз в свои дома Иверской иконы Божьей Матери. Раньше эту икону из часовни у Китайгородской стены торжественно развозили на лошадях, запряжённых цугом в три пары. Но в военное время такой роскоши уже не позволяла всеобщая конная мобилизация.

И московские власти смогли ненадолго выделить на церемонию один автомобиль. Так, 1 января 1917 года Иверская икона небесной покровительницы города и всей страны впервые передвигалась на машине…

Татьяна Бирюкова
Продолжение в №1/2017 журнала «Чудеса и приключения», стр. 48 — 50

Похожие статьи:

Теги: