League_of_the_Holy_Court_(Фемгерихт)
Фемический суд. Миниатюра 1375 г.

У того, кто однажды обнаруживал в своём доме или на воротах пергамент, где его призывали на суд, имелось два выхода: сбежать или явиться на суд.

 Что такое время «вольных судей»? Это время мрака, смуты, междоусобиц и хаоса. Когда вместо всех прочих законов действует один-единственный – закон силы. Когда император лишь тень на троне и плоть страны раздирается на мелкие кровоточащие клочки. Когда начинают шататься устои веры, потому что верить в Бога посреди моря убийств и вопиющей несправедливости становится всё труднее. Речь о Германии конца XIII века. Именно здесь и именно в это смутное и ужасное время появились тайные братства, во имя Христа вершившие правосудие. Их называли «вольными судьями», или фемами.

 Рождённые анархией

Германия тогда входила в состав огромной Священной Римской империи. И именно поэтому своих императоров почти не видела. Германские короли из правящей династии Штауфенов пропадали в Италии. И пропадали иногда в буквальном смысле этого слова.

Внук знаменитого Фридриха I Барбароссы – Фридрих II Сицилийский обустроил для себя уютную резиденцию на юге Италии и оттуда с азартом воевал то с папами римскими, то с Ломбардской лигой, то возглавлял крестовые походы, и в конце концов в 1245 году Вселенский собор низложил его с императорского трона.

Два других преемника Фридриха – юные короли Конрад IV и Конрадин – сложили свои головы в Италии, едва-едва вступив на престол и почти не успев ничего предпринять и даже ощутить вкуса императорской власти.

И всем без исключения Штауфенам тогда было безразлично, что происходит в их родной Германии.

А там творилось ужасное. В историю это время войдёт как великое междуцарствие 1256–1273 годов. Страна была разодрана на части хищными германскими князьями, пытавшимися урвать кусок пожирнее. Территория раздробилась на отдельные епископства, области и даже общины. И нигде не было порядка. Имперское суды были распущены, и повсюду царил кровавый произвол.

Беспредельная анархия и кровавая междоусобица стали приобретать угрожающий размах. Местные феодалы, когда-то опора императорской власти, теперь занимались откровенным разбоем: устраивали разбойничьи набеги на проезжающих купцов, грабили и убивали их и всех прочих, кто подворачивался им под руку, а потом снова, безнаказанными, скрывались за мощными стенами своих замков и копили силы для новых набегов и убийств.

Простым людям некуда было бежать и не к кому было обратиться за помощью. Выход был только один – взять правосудие в свои руки и самим навести порядок, если не во всей стране, то хотя бы в своей области.

Так появились «вольные суды» – тайные трибуналы, вершащие справедливый и безжалостный суд над преступниками под покровом тайны. Наиболее известные из «вольных судов» (и самые первые) возникли в «красной стране» – Вестфалии и оттуда со скоростью пожара распространились во всей Германии.

 Изгнание или казнь

Самый ранний документ, где чётко и однозначно упоминаются вестфальские суды, датируется 1267 годом. Второе их название – фемы.

Исследователи до сих пор ломают голову, откуда появилось само слово «фем» и что оно обозначает. Одна из гипотез уводит к латинскому слову «fama», то есть «репутация», «общественное мнение». Другие исследователи говорят, что фемы происходят от старонемецкого слова, означающего «приговор».

Но главное, обе гипотезы отражают суть деятельности фемов – вынесение приговора преступнику на основании общественного мнения без выдвижения формального обвинения.

В самом начале фемы создавались для защиты десяти заповедей Христа. Вольные судьи осуждали убийц и клеветников, тех, кто совершал кражи и творил разбой, портил церковное имущество, занимался магией или был еретиком, кто не соблюдал посты и хулил Бога, нарушал общественный покой, оскорблял личное достоинство, совершал отступничество, предательство, лжесвидетельство, фальшивомонетничество… В общем, ловко интерпретируя законы, практически все дела можно было сделать «подфемными», чем собственно фемы впоследствии и занимались.

Располагая собственным кодексом, вольные судьи не подчинялись ни светской власти, ни церковной. Из всех вышестоящих инстанций они признавали лишь власть императора. Для них он считался источником всех законов и властных полномочий, и только он один мог изменить вынесенный вольным трибуналом приговор. А приговоры фемы выносили исключительно двух видов – изгнание или казнь…

 Тайное братство

Многое в истории фемов и поныне покрыто мраком. Это были тайные организации, где посвящённого вне зависимости от его ранга за любое случайно оброненное слово карали жестокой смертью. Поэтому те, кто имел отношение к вольным судам, предпочитали держать язык за зубами и не оставлять никаких письменных свидетельств.

«Вольные суды» были чётко структурированным обществом с жёсткой иерархией. Они состояли из трёх ступеней посвящения. На самой низшей ступени находились послы, чьей обязанностью было доставлять «повестку» в суд и следить за вынесением приговора.

Выше находились заседатели, или, как их называли, шеффены. Шеффены обязательно должны были быть немцами по происхождению, рождёнными в законном браке свободными родителями, исповедовать христианство. Чтобы они не были ни отлучёнными, ни изгнанными и не являлись членами никакого духовного ордена или подобной организации.

Шеффены делились на несведущих и сведущих, или посвящённых, то есть допущенных к секретам общества.

Торжественная церемония посвящения в шеффены сопровождалась особой клятвой в весьма театральной постановке. Её произносили, встав на колени и положив большой и указательный пальцы правой руки на обнажённый меч и виселичную веревку: «Я клянусь святыми узами, что с этого момента буду помогать, оберегать и хранить тайны святой фемы от жены и детей своих, от отца и матери, от сестры и брата, от огня и ветра, от всего, на что падает солнечный свет и проливается небесная влага, от всего между небом и землёй, а особенно от людей, знающих закон…»

Шеффены были самой многочисленной группой «вольных судов». В отдельные годы их число, по некоторым данным, доходило до 100 тысяч! Друг друга они узнавали по секретным знакам, о которых мы сегодня имеем весьма смутное представление. Одни говорят, будто бы шеффены за столом поворачивали нож остриём к себе, а рукояткой от себя. По мнению других, тайным знаком служили буквы SSGG, которые расшифровывались как «палка, камень, трава, страдание» (Stock, Stein, Gras, Grein).

На верхушке тайного общества стояли главные судьи, выносящие приговоры, во главе с фрайграфом – верховным судьёй. Он председательствовал в суде и выписывал повестки обвиняемым.

Фемический суд
Фемический суд. Художник Фридрих Хиддеманн

 С доставкой на дом

Согласно этим пергаментным запискам послы должны были трижды с интервалом в шесть недель, вызвать преступника в суд. Доставка осуществлялась двумя способами: явным и тайным.

В первом случае пергамент просто прибивали к воротам, отломив три щепки, чтобы подтвердить выполненное задание. Второй способ был сложнее, но именно он наводил ужас и на осуждённого, и на всех окружающих. При тайной доставке от послов требовалось изрядное хладнокровие, хитрость и смелость. Они должны были проникнуть в самое тайное место в доме и прибить там пергамент, а рядом оставить монету, которая подтвердила бы подлинность документа.

Судебные заседания фемов тоже были явными и тайными. Они могли проводиться открыто при большом стечении народа, а могли быть тайным трибуналом, на котором присутствовали только посвящённые.

Открытые суды проводились три раза в год. За 14 дней послы объявляли заседание, на которые под страхом смерти должны были явиться все домовладельцы округи и рассказать обо всех известных им преступлениях, совершённых в тот промежуток времени.

Суды собирались под открытым небом на церковных подворьях, либо на рыночной площади. Но излюбленным местом было проведение заседаний под деревьями, как в старые времена. Часто встречаются упоминания трибуналов, которые назывались по видам деревьев, под которыми они проводились, например, трибунал у бузины, у старого дуба, под липой, под грушей и так далее.

 Смертельные поцелуи

У того, кто однажды обнаруживал в своём доме или на воротах пергамент, где его призывали на суд, имелось два выхода: сбежать или явиться на суд.

Во втором случае он мог привести с собой до тридцати свидетелей или послать вместо себя представителя. А также имел право обжаловать решение «вольных судей» в высшей инстанции – имперском суде в Дортмунде. Но проблема заключалась в том, что все не могли пробиться к императору на приём.

Доказав вину обвиняемого, «вольные судьи» выносили приговор. И если это был смертный приговор, то осуждённого немедленно вешали на дереве, а рядом втыкали нож, как признание того, что данная смерть – казнь по приговору «вольного суда». Если осуждённый был одним из братьев, нарушивший клятву, то его вешали на семь футов выше, чем остальных преступников (чтобы было видно издалека).

В случаях, когда осуждённый не являлся на суд, ударяясь в бега, его судили и приговаривали заочно. Жена его объявлялась вдовой, а дети – сиротами. Десятки шеффенов отправлялись с заданием отыскать скрывшуюся жертву и привести приговор в исполнение сразу, где бы преступник не был обнаружен.

Если же он был застигнут на месте преступления, то жертву казнили немедленно, без всяких судебных заседаний.

В особых случаях прибегали к казни, которая называлась «поцелуй железной девы». Осуждённого подводили к металлической статуе, которую он должен был поцеловать. Немедленно срабатывал механизм, створки железного чудовища распахивались и человек скатывался в нутро, где ему в глаза вонзались два больших ножа, многочисленные гвозди протыкали тело насквозь, после он падал на вращающиеся валы с острейшими лезвиями, которые кромсали несчастного, а находившиеся ниже валы превращали тело в куски мяса, сбрасывавшиеся затем через люк в проточную воду...

 Вырождение

Фемы сыграли существенную роль в наведении порядка в Германии. Угнетённые и бесправные граждане получили достойную защиту, а многочисленные злоумышленники – по заслугам. «Вольные судьи» сдерживали разгул преступности и анархии, выступали гарантией социального спокойствия.

Однако ничто не вечно, и в конце концов даже «вольные суды», основанные на принципах порядочности и справедливости, начали деградировать и погрязли в коррупции, вызывали ненависть и отвращение, потеряли всякое влияние и изначальную репутацию .

По мнению исследователей, коррупция предшествовала деградации. Благодаря взяткам в ряды фемов начали проникать случайные, а зачастую и вовсе недостойные люди. «Те, кто получил власть вешать людей, вряд ли заслуживали того, чтобы пасти свиней, они сами были вполне достойны виселицы, если взглянуть на их жизненный путь. В чужих глазах они и соринку замечали, но не видели бревна в своём собственном», – писал в своё время некий очевидец.

Вместо порядка тайные трибуналы творили теперь настоящее беззаконие, попирая юридические нормы и порой прикрывая истинных преступников, а других лишали жизни за малейшие проступки, стоящие лишь порицания. Используя положение и откровенный террор, многие из «вольных судей» занимались собственным обогащением, наживали неправедные огромные состояния за счёт взяток и конфискации имущества осуждённых.

К XV веку крепнет настоящая юстиция, усиливается само государство, и выродившиеся «вольные суды» становятся бесполезными организациями, о них слышно всё меньше и меньше. Ко времени Реформации, в XVI веке, они превратились в анахронизм и вызывали уже не ужас, а лишь едкие насмешки. В то время даже появилась поговорка, что фемы подсудимого сначала вешают, а потом приступают к допросу.

Однако формально «вольные суды» не были упразднены и просуществовали до начала XIX века.

«Вольные судьи» оставили существенный след в истории Германии. Но говорить о них как о пережитке прошлого не стоит, потому что их традиция не утрачена и слишком привлекательна; и попытки возродить фемы в XX веке предпринимались не раз. В сложных и сильно меняющихся условиях века XXI очередная такая попытка может оказаться успешной…

МаринаСитникова

 

Похожие статьи:

Теги: , , ,