Военный советник в Китае. 1927 год.В этом году исполнилось 70 лет со дня героической гибели генерала Ефремова, человека, жизнь которого овеяна легендами и домыслами. Он родился в 1897 году в тихом городке Тарусе Калужской губернии. В небогатой семье было шестеро детей, так что маленького Мишу отец вскоре отдал в Москву, «на побегушки» к владельцу мануфактурной фабрики купцу Рябову. Смышлёный паренёк у купца не засиделся и перешёл подмастерьем к гравёру. Гравёр, видя усидчивость и смышлёность паренька, присоветовал Мише поступить на Пречистенские рабочие курсы. В 1915 году Михаила, имевшего за спиной шестиклассное образование, направили в школу прапорщиков. Весной 16-го он получил назначение в тяжёлый артиллерийский дивизион, дислоцировавшийся на Юго-Западном фронте. Будущий советский командарм не стал «офицерской косточкой», а вместе со своими солдатами брался за всё: подносил снаряды, наводил орудия. Солдаты его за это любили и называли, в разговорах между собой, «наш прапор».

Впоследствии эта «мягкотелость» станет причиной многих сложностей в его жизни, особенно когда военная судьба будет сталкивать его с людьми жёсткими, если не сказать, жестокими, не стесняющимися в выборе средств убеждения, такими, например, как командующий Брянским фронтом генерал Ерёменко, у которого Ефремов был заместителем. Приведу выдержку из сохранившегося в архивах донесения в Ставку ВГК члена Военного совета 13-й армии Ганенко:

«Находясь на передовой линии фронта истекшей ночью, мы с генералом Ефремовым вернулись в опергруппу штарма для разработки приказа о наступлении. Сюда прибыли командующий фронтом Ерёменко с членом Военного совета Мазеповым, при них разыгралась следующая сцена: Ерёменко, не спросив ни о чём, начал упрекать Военный совет в трусости и предательстве Родины, на мои замечания, что бросать такие тяжёлые обвинения не следует, Ерёменко бросился на меня с кулаками и несколько раз ударил по лицу, угрожал расстрелом. Я заявил: расстрелять он может, но унижать достоинство коммуниста и депутата Верховного Совета он не имеет права. Тогда Ерёменко вынул маузер, но вмешательство Ефремова помешало ему произвести выстрел. После того он стал угрожать расстрелом Ефремову. На протяжении всей этой безобразной сцены Ерёменко истерически выкрикивал ругательства. Несколько остыв, Ерёменко стал хвастать, что он, якобы с одобрения Сталина, избил несколько командиров корпусов, а одному разбил голову. Сев за стол ужинать, Ерёменко заставлял пить с ним водку Ефремова, а когда последний отказался, с ругательством стал кричать, что Ефремов к нему в оппозиции и быть у него заместителем больше не может, тем более что он не может бить в морду командиров соединений».

Генерал Ефремов ставит задачу командованию 1-й гв. мсдСложные отношения сложились у Ефремова и с Георгием Константиновичем Жуковым. Но об этом позже, а пока вернёмся к биографии Михаила Григорьевича.

События февраля 1917 года и развал армии заставили прапорщика вернуться в Москву. К концу 17-го Ефремов сделал свой выбор — стал инструктором 1-го Замоскворецкого красногвардейского отряда.

А потом началась Гражданская война. Михаил Ефремов командует сначала батальоном, затем 13-м Астраханским железнодорожным полком. Став начальником обороны железных дорог, находившихся в полосе действия 11-й армии, Михаил Ефремов возглавил атаку особого отряда бронепоездов на захваченную интервентами столицу Азербайджана — Баку.

За освобождение Баку Ефремов был награждён орденом Красного Знамени, а Реввоенсовет 11-й армии наградил его золотой именной саблей. От ревкома Азербайджанской ССР герою была вручена хрустальная ваза, инкрустированная драгоценными камнями. К слову сказать, любопытна судьба этих наград. Золотая сабля была после Отечественной войны передана его женой Елизаветой Васильевной Гейдару Алиеву. Она до сегодняшнего дня хранится в коллекции холодного оружия семейства Алиевых. Что же касается вазы, украшенной драгоценными камнями, то с ней приключилась почти детективная история.

В 1921 году Михаил Ефремов выехал поездом в Пятигорск, чтобы вступить в командование стрелковой дивизией. Поезд ночью был захвачен шайкой «зелёных». Всех пассажиров бандиты связали, заставили снять шинели и сапоги. После этого, выставив часового, грабители отправились по вагонам. Подозвав часового, Михаил сказал ему: «Земляк, развяжи мне руки. У меня спрятана порядочная сумма золотыми червонцами. Давай тебе отдам, а то твои дружки вернутся и докопаются». Когда часовой развязал руки, комдив сильным ударом свалил его с ног и связал. Затем, освободив попутчиков, спрыгнул с ними с подножки поезда и босиком по снегу добрался до Пятигорска. Вспоминая потом за дружеским застольем этот эпизод, Михаил Григорьевич добавлял: «А насчёт сокровищ бандиту я не наврал. Вазу они, конечно, нашли. Но что такое ваза в сравнении с жизнью?»

Продолжение читайте в майском номере (№5, 2012) журнала «Чудеса и приключения».
Похожие статьи:

Теги: , ,