И.А. Иванов. Возвращение Санкт-Петербургского ополчения. 1814 г.«Солдаты! Я поведу вас против России; в начале июня вы будете в Петербурге. Я в Петербурге буду устанавливать границы Александру», — в одной из прокламаций, изданных накануне войны, утверждал Наполеон.

Лёгкая прогулка

Судьбу же самого Санкт-Петербурга Бонапарт предлагал решить оригинально: срыть его до основания и сровнять с берегами Невы.

На петербургском направлении русским войскам противостояла воинская группировка под командованием известных наполеоновских маршалов Макдональда и Удино, а также генерала Сен-Сира.

Маршал Макдональд, срочно вызванный Наполеоном из Испании, спешно прибыл к императору, для того чтобы возглавить десятый корпус, состоявший из пруссаков, баварцев, поляков и вестфальцев. Маршал Шарль-Николя Удино возглавил второй корпус, в который входили полки из Португалии, Швейцарии и Хорватии. В этом корпусе под ружьём находилось сорок тысяч солдат. Корпус генерала Гувериона Сен-Сира был меньшим по составу, но сам командующий, считавший себя обойдённым в наградах и маршальском звании, рвался в бой. Не случайно, следя за циркулем в руках Наполеона, которым тот описывал круги на карте, генерал воскликнул: «Ваше величество! Мне совестно, что я прежде вас буду в Петербурге!»

Схема походов ополчения 1812-1814 гг.Что ж, для таких настроений у маршалов Наполеона были основания. Французские войска почти в три раза превосходили по численности корпус русских, действовавший на этом направлении. Французы считали, что поход на Санкт-Петербург будет лёгкой прогулкой. Всю опасность создавшегося положения понимал и император Александр I, сразу же призвавший народы России к отпору врагу. Александр сказал французскому дипломату Арману-Луи де Коленкуру слова, незамедлительно переданные последним Наполеону: «У меня нет таких генералов, как ваши. Я сам не такой полководец и администратор, как Наполеон; но у меня хорошие солдаты, преданный мне народ, и мы скорее умрём с оружием в руках, нежели позволим поступить с нами, как с голландцами и гамбургцами».

Эти слова не так просты, какими они кажутся на первый взгляд. Не случайно Александр Павлович получил в русской истории прозвище Сфинкс наряду с эпитетом «Благословенный», которого он удостоился от современников за разгром полчищ Наполеона. «Русский сфинкс» как бы прибеднялся, когда говорил об отсутствии талантливых полководцев, явно потрафляя самолюбию Бонапарта и усыпляя его бдительность.

Единственной преградой для французов на пути в 600 вёрст к Петербургу стал корпус генерал-лейтенанта Петра Христиановича Витгенштейна. Корпус насчитывал двадцать пять тысяч солдат при ста восьми орудиях. Сослуживцы считали Витгенштейна человеком отважным, добродушным, но военачальником средних способностей.

Продолжение читайте в августовском номере (№8, 2012) журнала «Чудеса и приключения».
Похожие статьи:

Теги: , , ,