Елизавета РомановаВ 2012 году отмечается 20-летие канонизации великой княгини Елизаветы Фёдоровны Романовой. Почему эта женщина, по меркам истории жившая совсем недавно, немногим более лет назад, стала одной из почитаемых русских святых?

Первая невеста Европы

Жизнь Елизаветы Фёдоровны с детства будто отмечена знаком особой судьбы. Она родилась 1 ноября (20 октября по старому стилю) 1864 года в семье дочери английской королевы, принцессы Алисы Великобританской, и великого герцога Людовика IV. Семья была счастливой и многодетной, и, несмотря на высокое происхождение, детей воспитывали отнюдь не в тепличных условиях. Одежда и еда были самыми простыми, все учились, работали по дому, убирали комнаты, топили камин, старшие занимались с младшими, помогали родителям в благотворительных организациях, навещали больных и сирот.

В четырнадцать лет Элла, как называли будущую русскую княгиню в детстве, лишилась любимой матери, от которой восприняла ту глубокую веру в добро, ставшую главным стержнем всей её последующей жизни. Именно усилиями Алисы Великобританской в Дармштадте, их родном городе, были открыты первый женский лицей, первый родильный дом, больница для бедных, женщины получили право учиться в университете. Эти достижения даже для Европы были в то время большим историческим прорывом.

Ещё одним кумиром и образцом для подражания для девушки с юности была святая Елизавета Тюрингенская, в честь которой она получила своё имя.

Знакомство Елизаветы Фёдоровны с будущим мужем — великим князем Сергеем Александровичем состоялось тоже в детстве. Детская дружба переросла в любовь, и в 1884 году состоялось бракосочетание. Так начался новый этап её жизни. Россию девушка приняла легко и естественно, быстро выучила язык, на котором впоследствии говорила безукоризненно, и, несмотря на непонимание отца, перешла в православную веру.

Вместе с ней приехала двенадцатилетняя сестра Алиса, которая встретила здесь своего будущего супруга, цесаревича Николая Александровича, и стала русской императрицей Александрой Фёдоровной.

Одарённая от природы музыкальностью и живописным даром, считавшаяся первой невестой Европы по красоте, воспитанию и образованию, Елизавета могла просто блистать при дворе и довольствоваться высоким положением, не прилагая к этому особых усилий. Умеренная благотворительность, которой, как необходимой добродетелью в глазах общества, занимали себя светские дамы, не требовала много сил. Но Елизавета Фёдоровна никогда ничего не делала наполовину.

Елизавета Федоровна и Сергей Александрович. 1880Сердце князя

Сергей Александрович Романов был назначен генерал-губернатором Москвы в тот период, когда в России началось предреволюционное брожение умов. Общество переживало кризис, начиналась эпидемия террора, вандализма и самоубийств.

Сергей Александрович считался сторонником крутых мер борьбы с террором, о чём было хорошо известно не только императору, которому он подавал соответствующие документы, но и революционерам. Поэтому по Москве всё настойчивее ходили слухи о том, что эсеры приговорили великого князя к казни.

Взрыв раздался 18 (5) февраля 1905 года, вскоре после того, как князь отъехал от Николаевского дворца. Елизавета Фёдоровна, находившаяся в это время в одном из залов Кремля, как была, в лёгком платье, выскочила к Николаевским воротам. Не упала в обморок, не закричала, даже не заплакала, лишь, опустившись в кровавый снег, руками пыталась собрать то, что осталось от мужа.

На следующий день она разослала телеграммы родственникам с просьбой не подвергать себя риску и не приезжать на похороны, а после похорон мужа посетила в тюрьме убийцу Каляева, принесла ему Евангелие и умоляла раскаяться в содеянном. Вскоре Елизавета Фёдоровна обратилась к Николаю II с просьбой о помиловании убийцы и поставила на месте трагедии крест с неугасимой лампадой, на котором было написано: «Отче! Прости им, ибо не ведают, что творят».

Да и как могли понять убийцы, что почувствовала любящая женщина, когда к ней подошёл неизвестный человек и протянул полотенце, в которое было завёрнуто сердце князя Сергея, выброшенное взрывом на крышу дома.

После кончины мужа Елизавета Фёдоровна продала все свои драгоценности, дом и, внеся часть денег в казну на нужды фронта — шла русско-японская война, оставшиеся средства потратила на приобретение поместья на Большой Ордынке. Здесь, в Замоскворечье, великая княгиня организовала Марфо-Мариинское крестовое сестричество.

По её замыслу, новая благотворительная организация должна была объединить женщин, глубоко верующих и желающих служить людям. За образец первоначально предполагалось взять институт диаконис, который существовал ещё в апостольские времена, но это встретило непонимание Святейшего Синода. Идея княгини была отвергнута как неканоническая. Но в конце концов благословение Синода было получено, хотя Елизавете Фёдоровне пришлось пойти на некоторые уступки по форме. Зато она смогла полностью воплотить свой замысел по содержанию.

Елизавета Фёдоровна в одежде сестры Марфо-Мариинской обителиВ обители милосердия

Марфо-Мариинская обитель, названная так во имя святых жён-мироносиц Марфы и Марии, была чем-то средним между монастырём и больницей. От сестёр милосердия требовалось умение оказывать практическую помощь слабым, больным, инвалидам и сиротам, равно как и заботиться об их духовном здоровье. Уже в первые дни после открытия общины в апреле 1910 года Елизавета Фёдоровна и её помощницы дали обет служения Богу и ближнему.

При обители матушка Елизавета, как стали называть теперь великую княгиню, устроила общежитие для бездомных детей и сирот, которых сама же привозила из трущоб Хитрова рынка. На его основе была создана артель посыльных, которая скоро стала известна в городе своей исполнительностью и честностью.

Для женщин, больных туберкулёзом, был построен отдельный дом с садом. В атмосфере покоя и доброты многие, признанные безнадёжными, стали поправляться. Постепенно Марфо-Мариинская обитель заслужила столь высокую медицинскую репутацию, что московские больницы стали перевозить туда других безнадёжных больных, а работать и консультировать в обители почитали за честь лучшие московские врачи.

Вначале обитель состояла из храма, больницы и служебных помещений. Затем к ним прибавились амбулатория, где бесплатно выдавались лекарства, приют для девочек, воскресная школа для неграмотных и полуграмотных женщин — работниц фабрик, библиотека. А в Марфо-Мариинской столовой для бедных ежедневно питались 200 стариков и детей, отпускались нуждающимся семьям обеды на дом.

Во время войны Елизавета Фёдоровна занималась устройством госпиталей, аптечных складов, формированием санитарных поездов, походных церквей, руководила деятельностью многочисленных комитетов, в том числе комитетом помощи русским военнопленным, курировала деятельность свыше 4000 благотворительных организаций.

После гибели мужа она вела аскетическую жизнь, не ела мясного, ограничиваясь небольшим количеством овощей и фруктов, мало спала, много и самозабвенно работала. И хотя родственники высказывали опасение, что непомерные нагрузки подорвут её здоровье, в письме к Николаю II матушка Елизавета отвечала, что благодарна Богу, нашедшему её достойной такого утешения, как работа.

Алапаевское убийство

Первое время после революции обитель не трогали, большевики даже помогали немного продуктами, но по каким-то едва уловимым деталям было ясно — это ненадолго. Хотя вряд ли кто мог представить себе масштаб грядущей катастрофы.

В начале апреля 1918 года случилось то, что рано или поздно должно было случиться, — настоятельницу Марфо-Мариинской обители арестовали и вместе с несколькими сёстрами отправили сначала в Екатеринбург, а потом вглубь Урала, в Алапаевск. Вскоре туда привезли и четырёх князей царской фамилии.

Русский православный храм Марии Магдалины в Иерусалиме, где похоронены останки великой княгиниЧерез месяц относительно свободной жизни заключённых перевели на тюремный режим, посторонних удалили, сестёр стали запугивать мучениями и расстрелом, если они не оставят княгиню. Тридцатипятилетняя Варвара Яковлева отказалась покинуть матушку Елизавету, оставшись с нею до конца и полностью разделив выпавшие на её долю испытания.

18 (5) июля чекисты посадили алапаевских узников в крестьянские повозки и повезли по направлению к Верхне-Синячихинскому заводу, рядом с которым находился заброшенный рудник. Здесь избитых и израненных людей ещё живыми сбросили в глубокую шестидесятиметровую шахту. И закидали сверху гранатами.

По рассказам одного из окрестных крестьян, ставшего невольным свидетелем зверской расправы, известно, что из шахты ещё долго доносились глухие голоса, молитвы и церковные песнопения. Его слова полностью подтвердило проведённое впоследствии расследование: все, кто остался жив при падении, несколько дней умирали мучительной смертью.

Завещание

В сентябре 1918 года, когда Алапаевск был освобождён от большевиков, погибших, в том числе и Елизавету Фёдоровну, захоронили в местном соборе. Позже их останки перевезли в глубокий тыл, а в 1920 году переправили в Пекин.

Святая мученица великая княгиня ЕлизаветаЖизнь Елизаветы Фёдоровны Романовой была наполнена страданием, но не было покоя и после смерти. За два года гроб с телом объехал полсвета, прежде чем в 1921 году останки княгини и казнённой вместе с нею инокини Варвары Яковлевой доставили в Иерусалим и захоронили в храме Равноапостольной Марии Магдалины.

Иерусалим выбран не случайно. Быть похороненной именно здесь Елизавета Фёдоровна завещала ещё в 1884 году, когда вместе с мужем посетила святые места. Великий князь Сергей Александрович Романов был учредителем и попечителем Императорского православного палестинского общества, а после его смерти эту миссию взяла на себя Елизавета Фёдоровна — православие, принятое ею лишь в двадцатисемилетнем возрасте, оказалось глубоко созвучно её душе. Но кто мог тогда предположить, что придётся пережить этой мужественной женщине, прежде чем её завещание будет исполнено.

Сегодня именем великой княгини названы многие монастыри и храмы в России, Белоруссии, Украине, Германии. Восстанавливаются места, связанные с её жизнью, деятельностью и мученической кончиной, в Москве ежегодно в день рождения Елизаветы Фёдоровны вот уже пятнадцать лет проходят Свято-Елисаветинские чтения.

Днём памяти Елизаветы Фёдоровны Романовой и Варвары Яковлевой Русская православная церковь назначила 18 (5) июля — день их мученической смерти.

Фотографии © Shutterstock

Похожие статьи:

Теги: , , ,