В Соединённых Штатах он проходил под именами Игоря Константиновича Берга или Уильяма Голдвина, а вообще ФБР выявило восемь его имён. В архивах КГБ хранится ещё с десяток его псевдонимов, которые он использовал во время работы в Западной Европе. Число кодовых имён показывает, что в 1920–1930 годы ни одна серьёзная операция ОГПУ-НКВД за границей не обходилась без участия этого корифея разведки. Однако в советской историографии было наложено табу и на его истинные анкетные данные, и на его многогранную деятельность.

 В 1914 году экономический спад в России вынудил Лазаря Фельдбина, агента по продаже леса, в поисках более прибыльной работы перебраться в Москву. Его девятнадцатилетний сын Лейба поступил в Лазаревский институт, где готовили к дипломатической и консульской службе. Окончив его, юноша пошёл учиться в Школу правоведения при Московском университете, но в 1916 году был призван на действительную военную службу. В боевых действиях участвовать Лейбе не довелось, так как его резервный полк дислоцировался на Урале.

Возможность сделать желанную военную карьеру открылась лишь в феврале 1917 года, после отречения императора Николая II и благодаря реформам Временного правительства. В марте Лейба прошёл подготовку в школе прапорщиков, а в мае вступил в ту фракцию Российской социал-демократической рабочей партии, во главе которой стоял Соломон Лозовский, будущий генеральный секретарь Красного интернационала профсоюзов (Профинтерна). Будучи членом так называемой «группы интернационалистов Лозовского», Лейба познакомился с представителями различных революционных течений из стран Западной Европы и вскоре свободно изъяснялся по-английски, по-немецки и по-французски, то есть добавил три иностранных языка к идишу, русскому и польскому, которыми владел с детства. В октябре 1917 года в Петрограде его как активиста Октябрьской революции поощрили должностью в администрации Ленина. Однако чиновничье кресло в Смольном было не для жаждущего ратных подвигов юноши. В 1919 году он стал бойцом Красной Армии и вскоре вступил в РКП(б). В 1920-м молодой полиглот был назначен на должность заместителя начальника Особого отдела (военная контрразведка) 12-й армии РККА, воевавшей против поляков на Юго-Западном фронте. В это время он уже руководил диверсионными операциями и лично участвовал в рейдах по тылам польских войск, уничтожая штабы и узлы связи. Добытая им развединформация, позволила упредить попытку польской армии прорваться к Москве летом 1920 года. На фронте он приобрёл множество друзей и союзников, в числе которых был его начальник, основатель контрразведки ОГПУ Артур Христианович Артузов, который и помог будущему разведчику попасть в подразделение ВЧК.

В начале 1921-го Фельдбина назначили начальником секретно-оперативной части Архангельской ЧК. Поскольку по роду деятельности ему приходилось общаться с иностранцами, он, согласно правилам, введённым Ф.Э. Дзержинским, был обязан выступать под чужими анкетными данными. Так Лейба Лазаревич Фельдбин стал Львом Лазаревичем Николаевым, получив первый из своего длинного списка псевдоним.

Игорь Атаманенко
Продолжение в №2/2017 журнала «Истории. Тайны и преступления», стр. 50 — 58

 

Похожие статьи:

Теги: ,