Дж.Доу. Портрет Матвея Платова. 1819-1925Когда в английский порт Дувр 24 мая 1814 года вошёл фрегат под флагом российского самодержца и царская свита появилась на палубе, под гром пушечного салюта из глоток тысяч встречавших британцев вырвался единодушный крик восхищения:

«Ура, Платов!»

Никто из сошедших на английский берег важных персон — ни император Александр I, ни король прусский, ни фельдмаршалы Йорк, Блюхер и Барклай-де-Толли — не удостоился столь бурной встречи, как «гетман граф Платофф» (такие подписи ставились на популярных в Британии лубках с изображением лихого донского атамана). Дорогой от Дувра до Лондона, проезжая под триумфальными арками с гирляндами живых цветов, коляска с Платовым временами не могла двигаться. Массы людей загораживали путь, многие рвались пожать Матвею Ивановичу руку.

Миндальные пироги на столах и окна в домах украшались причудливо выполненными здравицами в его честь.

У ворот лондонского дома, где поселили знаменитого гостя, денно и нощно дежурили его поклонники. Стоило Матвею Ивановичу появиться во дворе, как моментально окружала его многочисленная толпа, громко скандировавшая:

— Ура, Платов!

Британские аристократы наперебой звали казачьего вождя в гости. Матвей Иванович, избегавший (вопреки слухам) спиртного, иногда посылал вместо себя с визитами ординарца, способного осилить любое застолье. Правда, когда шустрый казачок вошёл во вкус и стал по собственной инициативе посещать дома лондонцев, узнавший об этом Платов от души посмеялся над его проделками, но всё же приказал на время подвергнуть бойкого поклонника рома и грога домашнему аресту. Чтобы тот всё-таки «просох» перед возвращением домой.Б.Кустодиев. Атаман Платов. 1924

Приезжал атаман и в театры Лондона, тоже славшие свои приглашения. Появлялся он в ложе — и все присутствовавшие, включая актёров, стоя приветствовали его рукоплесканиями, забыв о спектакле. Раскланиваясь с полчаса в одном театре, Матвей Иванович спешил в другой, чтобы не обидеть пригласивших. Там сцена повторялась: овации, похвалы русскому оружию, поклоны...

В свободное от визитов и торжеств время атаман гулял по английской столице, осматривая достопримечательности. Посетил Лондонскую биржу, Британский музей, Ньюгетскую тюрьму и, наконец, оружейное предприятие, где ему подарили миниатюрную стальную блоху с механическим заводом. Полюбовавшись диковинкой, атаман заявил, что русские ружейники британским не уступят. И в самом деле, по его поручению разыскали в Туле мастера, который не только подковал английскую блоху на все ножки, но ещё и выгравировал на каждой из подковок своё имя. Так что сюжет повести «Левша» Николай Лесков взял из жизни.

31 мая после богослужения в честь победы над Наполеоном в одном из соборов Лондона восторженные почитатели вынесли атамана на руках и держали до самой кареты. Оксфордский университет произвёл его в почётные доктора права. Ректор сам возложил на плечи генерала докторскую мантию, а седую голову увенчал шапочкой. Британское адмиралтейство назвало построенный в Бристоле 80-пушечный линейный корабль «Граф Платов». Под гром рукоплесканий он был спущен на воду в присутствии гостя.В.Мазуровский. Дело казаков Платова под Миром. 1912

«Сил донских ты страшный вождь...»

Флегматичные британцы с несвойственной им восторженностью громко восхваляли ратные заслуги Платова и его казаков, а пуще того — удачливость на войне. Даже чопорные леди позволяли себе такое, что прежде сочли бы за признак дурного тона: они завели моду на память о встрече с Матвеем Ивановичем, пусть мимолётной, вырывать волосок из гривы его боевого коня, который потом хранили до конца дней в медальонах как талисман.

Кстати, британскому монарху, узнавшему от приближённых, что светло-серый конь был неразлучным спутником Матвея Ивановича с 1806 года, захотелось иметь в своём дворце портрет платовского Леонида, прошедшего неуязвимым сквозь огонь десятков сражений. Платов расщедрился и, как ни жаль было расставаться с верным скакуном, подарил того напоследок принцу-регенту. Обрадованный Георг Август, в свою очередь, преподнёс часы и табакерку, украшенную драгоценными камнями, своим портретом и надписью, что сей подарок вручается атаману «в ознаменование почтения, уважения и удивления к бессмертным подвигам, подъятым для пользы отечества своего и спасения Европы».

Похвала ни в коей мере не преувеличенная. Недаром вдохновенный Гаврила Державин ещё в 1807 году в стихотворении «Атаману и Войску Донскому» писал: «Платов! Европе уж известно, Что сил Донских ты страшный вождь. Врасплох, как бы колдун, всеместно Падёшь как снег ты с туч иль дождь...» Как же вырос на донской земле этот военный талант?

Продолжение читайте в №2 (2012) журнала «Тайны и преступления».
Похожие статьи:

Теги: , , , ,