Во время Второй мировой войны Мэри Дикин учредила медаль «За храбрость» для особо отличившихся животных. На оборотной стороне медали выбито: «Мы тоже служим». За годы существования награды её были удостоены несколько десятков почтовых голубей, поисковых собак, пара лошадей и... один кот.

Кот СаймонЕго звали Саймон, и был он старший корабельный кот большого противолодочного корабля «Аметист» ВМС Великобритании. Его «призвали во флот» в марте 1948 года — матрос Джордж Хиккинботтом с английского БПК «Аметист» попросту подобрал его в гонконгском порту и принёс на корабль.

Командир разрешил животное оставить, поставил на довольствие и зачислил в экипаж в качестве «начальника противомышиной и противокрысиной службы» — с присвоением воинского звания «кот корабельный».

Очень скоро Саймон стал любимцем и баловнем всей команды — от командира БПК до последнего матроса. Ему позволялось даже спать, свернувшись клубком, в командирской фуражке: командиры БПК капитан 3-го ранга Ян Гриффитс и сменивший его капитан 3-го ранга Бернард Скиннер против этого никак не возражали.

Так целый год, в ловле мышей и спанье где только можно, протекала служба Саймона, которого каждый считал своим долгом походя почесать за ухом.

Ранним утром 20 апреля 1949 года «Аметист» шёл по реке Янцзы, завершая переход из Шанхая в Нанкин, где он в качестве английского стационера должен был сменить эскадренный миноносец «Консорт». В Китае тогда шла гражданская война между коммунистами и националистами. И хотя британцы имели право свободного судоходства в китайских водах в 9.30 с берега реки по БПК открыла огонь полевая артиллерия коммунистов. Первым же залпом разнесло в куски капитанский мостик. Командир «Аметиста» Скиннер и несколько матросов были убиты; среди раненых оказались старший помощник командира капитан-лейтенант Джеффри Уэстон и кот Саймон. Серьезно повреждённый, едва управляемый корабль удалось вывести из-под обстрела и приткнуть к острову посреди реки.

Саймона нашли только несколько часов спустя. Окровавленный, обожжённый, получивший четыре осколочных ранения кот был незамедлительно доставлен к корабельному врачу. Тот как мог (ведь он всё-таки не был ветеринаром) оказал раненому медицинскую помощь, хоть и не надеялся, что с такими ранениями Саймон доживёт до утра. Но кот выжил!

Более трёх месяцев высокие стороны вели переговоры, а «Аметист» стоял носом в берег под дулами китайских батарей. На корабле оставалась часть экипажа, шли ремонтные работы, но под угрозой обстрела не было никакой возможности подвезти продовольствие, и рассчитывать приходилось лишь на имевшиеся запасы.

А тем временем с берега, как назло, набежали полчища крыс. И тогда на защиту корабельной провизионки вышел Саймон — перебинтованный, пошатывающийся на ослабевших лапах, еле живой начальник противокрысиной службы. Ко всеобщему удивлению, он в течение нескольких недель достойно отстаивал провизионку в неравных боях в недрах корабельных трюмов. Ведь никакие ловушки для крыс, расставляемые матросами, не действовали. Зато действовал Саймон! Не проходило ни дня, чтобы кот не выложил для отчётности очередную партию изничтоженных грызунов. Особенно экипажем была отмечена (и не просто, а упоминанием в приказе по кораблю) победа Саймона над огромной крысой, прозванной матросами Мао Цзэдун.

Продолжение читайте в майском номере (№5, 2012) журнала «Чудеса и приключения».
Похожие статьи:

Теги: , ,