Чарли Чаплин. Художник Андрей СиманчукВ одном из номеров журнала «Мир приключений» за 1929 год был опубликован очерк американского писателя Конрада Берковичи «Один день с Чаплиным», психологически неожиданно рисующий образ великого комика. Встреча происходит в Голливуде. Мы предлагаем читателю отрывок.

Я подъехал к студии Чаплина... Тут стояло с полдюжины автомобилей. Номера на них показывали, что они прибыли из самых разных штатов. В конторе Чаплина, на скамье у стены, загорелые мужчины и женщины терпеливо ждали, когда им удастся взглянуть на большого маленького человека, заставляющего их смеяться.

— Почему к ним не выходит мистер Чаплин? — спросил я у одной из секретарш.

Она только выразительно пожала плечами.

Обменявшись рукопожатием с Томом Харрингтоном, который уже много лет выполнял обязанности секретаря и телохранителя Чаплина, я поинтересовался:

— Где Чарли?
— Не видел его уже два дня, он совсем не показывается в студии.

Чаплин ставил одну из своих картин, работа была очень напряжённой, но, очевидно, это был тот случай, когда он не в силах был противостоять желанию забыть, что его ждёт работа. Такое бывало не однажды.

Сотня женщин и мужчин, в гриме и костюмах, нетерпеливо расхаживали взад и вперёд. Операторы сидели у своих кинокамер и ждали. Но никто не знал, когда вдруг появится Чарли и начнёт работать, точно он вышел всего несколько минут назад.

Я завладел одной из артистических уборных и нырнул, раздевшись, в большой бассейн, где уже забавлялись несколько русалок, пользовавшихся отсутствием хозяина. Я пробыл в воде минут пять-десять, когда громкий крик возвестил о приезде Чарли.

Чарли, немного худее, немного старше, чем год назад, когда мы с ним последний раз встречались, сел на край бассейна и, сняв сапоги, стал болтать в воде ногами. Подошедшему Харрингтону он кинул через плечо:

— Сегодня ничего не будет. Завтра в семь утра! Мы стояли по горло в воде и некоторое время говорили о том о сём. Чарли вдруг предложил:
— Поедем к Дугу (Дугласу Фербенксу).

Я спрашивал себя: что произошло с Чарли? Он был гораздо тише обычного. Он явно делал усилие, чтобы казаться беззаботным. Но что-то явно тяготило его. Его нервные пальцы всё время судорожно сжимались.

— Да что это такое с вами? — спросил я.

Но я взял неверную ноту, потому что вместо ответа Чарли сейчас же начал кувыркаться, прыгать, петь еврейские песенки на жаргоне. А потом показал мне новый трюк, который он научился делать со своей шляпой. Он явно уходил от расспросов, замыкался в себе.

Несколько минут спустя, когда мы были готовы к отъезду, я напомнил ему про почитателей, про детей, что жарились на солнцепёке только для того, чтобы просто взглянуть на человека, которого они обожали.

— Чарли, — сказал я, — вас ждут сорок человек, приехавших за сотни миль, чтобы повидать вас. Там маленькие девочки и мальчики, которых вы могли бы осчастливить. Когда они вернутся домой, они расскажут миру, своему маленькому миру, что видели вас собственными глазами. Чарли побледнел.

Продолжение читайте в апрельском номере (№4, 2012) журнала «Чудеса и приключения».

Похожие статьи:

Теги: ,