Каждый понимающий человек смекнёт, что эта история не могла произойти ни у нас, ни во Франции, ни в Германии, потому что в этих странах, как известно, судьи обязаны судить и карать правонарушителей согласно букве закона, а отнюдь не по собственному разумению и совести. А так как в нашей истории фигурирует судья, который выносит своё решение, исходя не из статей законов, а из здравого смысла, то ясно, что произошла она в Англии, и в частности в Лондоне, точнее говоря, в Кенсингтоне, или нет, постойте, кажется в Бромптоне, а может быть, в Бейсуотере. В общем, где-то там. Судья, о котором пойдёт речь, – магистр права мистер Келли, а женщину звали просто Мейерс. Миссис Эдит Мейерс.

Да будет вам известно, что эта почтенная дама обратила на себя внимание полицейского комиссара Мак-Лири.

– Дорогая моя, – сказал однажды вечером Мак-Лири своей супруге. – У меня не выходит из головы эта миссис Мейерс. Хотел бы я знать, на какие средства она живёт. Подумать только сейчас, в феврале, она посылает кухарку за спаржей! Кроме того, я выяснил, что у неё в день бывает около дюжины посетительниц – начиная с лавочницы и до герцогини. Я знаю, дорогая, вы скажете, что она, наверное, гадалка. А что, если это только ширма, например, для сводничества или шпионажа? Хотел бы я выяснить это дело.

– Хорошо, Боб, – сказала бравая миссис Мак-Лири, – предоставьте это мне.

И вот на следующий день миссис Мак-Лири – разумеется, без обручального кольца, легкомысленно одетая и завитая, как перезрелая девица, которой давно пора замуж, – позвонила у дверей миссис Мейерс и, войдя, сделала испуганное лицо. Ей пришлось немного подождать, пока миссис Мейерс примет её.

– Садитесь, дитя моё, – сказала эта пожилая дама, внимательно разглядывая смущённую посетительницу. – Чем могу быть вам полезна?

– Я... я... – запинаясь, проговорила Мак-Лири. – Я хотела бы... завтра мне исполнится... двадцать лет... Мне бы очень хотелось узнать своё будущее.

– Ах, мисс... как, извиняюсь, ваше имя? – осведомилась миссис Мейерс и, схватив колоду карт, начала энергично тасовать их.

– Джонс... – прошептала миссис Мак-Лири.

– Дорогая мисс Джонс, – продолжала миссис Мейерс, – вы ошиблись, я не занимаюсь гаданием. Так, иной раз случается, как всякой старухе, раскинуть карты кому-нибудь из знакомых…

Снимите карты левой рукой и разложите их на пять кучек. Так, иногда для развлечения разложу карты, а вообще говоря… Ага! – воскликнула она, переворачивая первую кучку. – Бубны, это к деньгам. И валет червей. Отличные карты!

– Ax! – сказала Мак-Лири. – А что дальше?

– Бубновый валет, – объявила миссис Мейерс, открывая вторую кучку. – Десятка пик – это дорога. А вот трефы – трефы всегда означают неприятность, удар. Но в конце – червонная дама.

– Что это значит? – спросила миссис Мак-Лири, старательно пяля глаза.

– Опять бубны, – размышляла миссис Мейерс над третьей кучкой. – Дитя моё, вас ждёт богатство. И кому-то предстоит дальняя дорога, не знаю ещё, вам или кому-нибудь из ваших близких.

– Мне надо съездить в Саутгемптон, к тётке, – сказал миссис Мак-Лири.

– Нет, это дальняя дорога, – молвила гадалка, открывая ещё одну кучку карт. – И вам будет мешать какой-то пожилой король.

– Наверно, папаша! – воскликнула миссис Мак-Лири.

– Ага, вот оно! – торжественно объявила гадалка, открыв последнюю кучку. – Милая мисс Джонс, вам вышли самые счастливые карты, какие мне доводилось видеть. Года не пройдёт, как вы будете замужем. На вас женится молодой и очень, очень богатый король – миллионер. Видимо, он коммерсант, так как много путешествует. Но для того, чтобы соединиться с ним, вам придётся преодолеть большие препятствия. У вас на пути стоит какой-то пожилой король. Но вы должны добиться своего. Выйдя замуж, вы уедете далеко отсюда, скорее всего за море... С вас одна гинея на дело обращения в христианство заблудших язычников-негров.

Карел Чапек

Фотография — shutterstock.com ©

Продолжение читайте в мартовском номере (№3, 2013) журнала «Чудеса и приключения»

Похожие статьи:

Теги: , , ,