Катастрофы случаются разные, но расследование почти каждой техногенной трагедии показывает, что во всём виноват пресловутый «человеческий фактор». Случившаяся 30 лет назад катастрофа, о которой мы расскажем, стала следствием целой череды ошибок, унёсшей 193 жизни. Даже в официальном отчёте комиссии эта цепь ошибок была названа «парадом разгильдяйства». Затонувший в марте 1987 года в проливе Ла-Манш паром «Геральд оф Фри Энрерпрайз» был одним из многих судов, курсирующих между портами Британии, Франции, Бельгии и Голландии. Но именно с этим паромом связана одна из самых ужасных аварий в проливе Ла-Манш.

 Ла-Манш – самый напряжённый в мире морской путь. Здесь постоянно курсируют сотни судов, и даже с появлением под проливом тоннеля многие и сегодня предпочитают добираться с материка на Британские острова с помощью паромов. Правда, и с виду лёгкие эти путешествия порой заканчиваются плачевно. Конечно, можно сваливать всё на погоду – здесь, на узкой полоске воды, связывающей Британию с Европой, редко бывает штиль, и почти всегда дуют сильные ветры. Но практически все морские крушения в Ла-Манше стали результатом допущенных людьми ошибок, многие из которых иначе как глупыми не назовёшь. Вот и в случае с паромом «Геральд оф Фри Энтерпрайз» люди, страдавшие «болезнью разгильдяйства», умудрились совершать самые невозможные ошибки. Огромный паром и почти две сотни его пассажиров погубила забывчивость экипажа, оставившего открытыми носовые шлюзы на судне, выходившем ночью в море. Более того, команда заметила эту ошибку лишь тогда, когда вода хлынула на автомобильные палубы, и паром дал сильный крен, быстро достигший критической отметки. Паром длиной 132 метра и водоизмещением в 7951 тонну лёг на борт и не затонул лишь потому, что в это время находился над песчаной отмелью. Но в начавшейся панике и хаосе погибли 193 человека.

Паром «Геральд оф Фри Энтерпрайз», принадлежавший крупной судоходной компании «Таунсенд», считался одним из самых «скоростных» судов своего класса, пересекавших Ла-Манш. Собственно, время и было решающим фактором для боссов «Таунсенда», – конкуренция на судоходном рынке Ла-Манша очень высокая, и на высокую прибыль здесь могут рассчитывать только компании, обеспечивающие большое количество рейсов и, соответственно, скорость хода. Безопасность пассажиров в таких условиях была уже делом десятым.

 В ночь выхода парома из Зебрюгге капитан Дэвид Льюри, как и полагается, стоял на капитанском мостике. Для него, одного из самых умелых «морских волков» компании «Таунсенд», прекрасно знавшего маршрут, это был обычный рейс, не предвещавший никаких сюрпризов.

Не волновались и 436 пассажиров, многие из которых во время отплытия стояли на палубе, любуясь уходящими вдаль огнями Зебрюгге. Многие из этих людей считали себя «везунчиками» – они получили приглашение от популярной английской газеты «Сан» совершить путешествие на материк и обратно всего-то за один фунт стерлингов.

Спокойна была и команда: все механизмы работали исправно, на грузовых палубах были накрепко закреплены около 40 грузовиков и более 80 легковых автомобилей. Для парома, рассчитанного на перевозку более тысячи пассажиров и 80 членов команды, загрузка в тот день составляла всего лишь половину от его грузоподъёмности.

– Хорошо идём! – сказал капитан Льюри своему старшему помощнику Лесли Сэйбелу. – Погода тихая, можем прибавить скорость…

В это время капитан почувствовал, как пол уходит у него из-под ног. Именно в это время, спустя двадцать минут после отплытия из Зебрюгге, корабль резко накренился и лёг на борт, словно огромный кит. Люди падали, ударялись о стойки, лестницы, стены кают и надстроек, а тех, кто находился у открытых иллюминаторов, выбрасывало в море с огромной высоты. Буквально через несколько секунд после крена на пароме было уже сотни раненых и погибших.

– В момент аварии я сидел в ресторане, – вспоминал один из пассажиров парома, водитель грузовика из Ирландии Лари О,Брайан. – Внезапно со столов полетела посуда, и через несколько десятков секунд залитый водой корабль лежал на боку. Людей высасывало через иллюминаторы, как при воздушных катастрофах, которые я видел в кино. У них не было никаких шансов спастись.

– Мы попали в ловушку, – говорил позже тридцатилетний англичанин Эндрю Симмонс, один из тех, кто поддался на рекламный трюк с «путешествием за один фунт». – После отплытия прошло всего 20 минут, ещё были видны огни Зебрюгге, а в течение одной минуты корабль лёг на бок, и вода хлынула внутрь. Сразу началась паника, люди не знали, что делать и куда бежать. Судя по всему, запаниковала и команда парома, не готовая к подобным ситуациям. Пассажиры помогали друг другу, как могли. Мы с моим товарищем помогли выбраться из воды двухлетней девочке и её отцу. Но вообще спасённых оказалось немного…

Как только на берегу приняли сигнал с терпящего бедствие парома, командование королевского военно-морского флота направило к месту катастрофы корабли «Глазго» и «Диомед» в сопровождении вертолётов с военно-морской базы в Калдроузе. Корпус лежащего на боку гиганта освещался светом дуговых натриевых ламп.

– Я видел застывшие мёртвые тела, люди раскинули руки, подобно щупальцам медузы, – рассказывал пилот одного из вертолётов, кружившего над морем в ту ночь. – Там же были и живые, которые ещё надеялись спастись. Но было видно, как силы быстро покидают их, и мы старались как можно быстрее вытащить их из ледяной воды, но, к сожалению, могли сделать это, когда было уже слишком поздно…

Алексей Григорьев
Фото:Shutterstock.com

Окончание в №3/2017 журнала «Чудеса и приключения», стр. 86 -89

Похожие статьи:

Теги: ,