Какая связь может быть между вероятным падением на Землю небольшого метеорита, странной и бессмысленной вспышкой саморазрушительных в итоге крестьянских безумств в мае 1917 года в Самарской губернии, появлением там загадочного старца-странника и таинственной «дорогой мёртвых», возникшей ниоткуда и ведущей в никуда? На первый взгляд, казалось бы, ни малейшей. А между тем связь можно и проследить. Хотя ведь это только в финале хорошего детектива все концы с концами сходятся и всё становится на свои места. На самом деле зачастую бывает не так. Тем не менее перечисленное может оказаться звеньями одной цепи, свившейся в зловещий запутанный клубок. Этот клубок мы вместе с вами сейчас и постараемся распутать.

 «Возвращались мы затемно (из соседнего села. – Авт.). Приустали и задремали. Тут слышим – кто-то кричит тягучим таким, утробным голосом: «Уходи с дороги! Уходи с дороги!» И опять тот же голос, но вроде ещё ближе, где-то за перелеском, и словно бы плывущий, движущийся: «Уходи с дороги!» Мы испугались, убежали. Когда стало светлеть, увидели – лес-то сгорел! По березняку и прилегающей к нему поляне прошёл небывалой силы пал, слизнувший на своём пути всё до травинки. Остались только почерневшие берёзы, лишённые сучьев… И самое удивительное, на полосе, выжженной палом, не было ни огонька, ни уголька, ни даже дыма. Слышался только едва ощутимый запах гари, точно пожар был уже давно. Вот тебе и «уходи с дороги»…»

Этот фрагмент воспоминаний жителей средневолжского села Седелкино записал и потом опубликовал самарский учитель Андрей Тимофеевич Мазин, гостивший у деревенских родственников. Но возникновение «выжженной полосы» было не единственным, что случилось там в ночь со 2 на 3 мая 1917 года. Загорелся дом зажиточного крестьянина Акима Сурова (того самого, у кого Мазин и гостил). Как свидетельствует Мазин, пожар начался совершенно неожиданно после сильного удара по крыше, будто на неё рухнуло что-то огромное и тяжёлое.

Когда разбирали пожарище, нашли странной формы камень, какого там никак быть не могло. Размером примерно со средний кочан капусты, он состоял словно из более мелких камней, сплавленных или сросшихся воедино. Эти чёрные камни блестели зеркальными гранями, без всяких следов гари и копоти.

Что это было? Необычный метеорит? Возможно… К этому загадочному камню и его судьбе мы ещё вернемся, а пока перейдём к событиям, разыгравшимся в Седелкино, и не только там, дальше.

Первыми, кто устремился на «исследования» выжженной дороги в лесу, были, разумеется, вездесущие любопытные мальчишки. Бегали они туда не по одному (страшновато всё-таки), а по трое-четверо, иногда целыми ватагами. Дети возвращались оттуда встревоженными, молчаливыми, на вопросы отвечали неохотно и односложно. Но взрослые есть взрослые, разговорить ребенка всё же не ахти какая задача. Один из мальчишек, например, уверял, что видел на дороге свою умершую бабушку. Другим мальчишкам также являлись призраки умерших родственников, а однажды какой-то старик в рубище даже заговорил с ними, указывая на возникшую в небе двойную радугу и предсказав каждому по две жизни. Большинство взрослых, конечно, не верили, хотя все ребята утверждали одно и то же. Подумаешь, сговорились детишки, разыгрывают…

Но 6 мая пришёл по этой дороге в село уже не призрак, а вполне осязаемый человек, который никуда не исчез и не развеялся в воздухе подобно миражу. Это был старец, одетый во всё чёрное, как монах, но одежда выглядела не монашеской, необычного покроя. Больше всего простодушных крестьян поразило то, что при нём был не дорожный мешок или холщовая сума, а саквояж, приличествующий скорее городскому доктору. На лбу старца чётко выделялись давние шрамы, будто кто-то пытался прочертить ножом некую надпись. Но что это была за надпись, не понял никто. Даже учитель Мазин не смог определить, хотя бы к какому языку эти буквы могут относиться и буквы ли это вообще.

Старик попросился на постой в дом крестьянина Тимофея Стогова, следующий за сгоревшим домом Сурова. Хозяев не слишком радовало провести хоть несколько дней под одной крышей с угрюмым незнакомцем, который ничем не располагал к себе. Но что поделаешь, грех не дать приют страннику… Скрепя сердце они согласились.

Собаки Стоговых, до того славившиеся редкостной сварливостью, теперь робко прятались по укромным уголкам двора, стоило незнакомцу показаться на крыльце. День за днём менялся и характер жителей села, но в противоположную сторону. Ранее в большинстве доброжелательные и открытые, теперь люди начинали раздувать любое мелкое соседское недоразумение в ссору, порой чуть ли не до драк доходило. Объяснить это непосредственным общением с незнакомцем было нельзя – он, собственно, и не общался ни с кем, даже хозяевам дома было нелегко выжать из него хоть пару слов. По ночам он спал мало, всё больше возился с содержимым своего саквояжа, но подглядеть, что у него там находится, никому не довелось.

Андрей Быстров
Продолжение в №5/2017 журнала «Чудеса и приключения», стр. 60 — 64

Похожие статьи:

Теги: , ,