Ганина Яма под Екатеринбургом – заброшенный Исетский рудник, куда скинули останки расстрелянной царской семьи. Сегодня здесь основан монастырь. И происходят загадочные вещи.

Побывать на Ганиной Яме, несмотря на многочисленные паломнические рейсы, никак не получалось. Ни бесплатные автобусы, ни захватывающие рассказы о дивной деревянной архитектуре не могли заставить меня поехать на это историческое место – по какой-то необъяснимой причине я сопротивлялась.

– Едем! И, пожалуйста, не спорьте! – буквально выдернула меня в поездку моя знакомая Ульяна. И я почему-то сразу согласилась. Наверное, время пришло.

…Осень ещё золотилась, солнце мягко грело землю, устланную опавшей листвой. Справа от ворот на фоне густого леса высилось белоснежное здание, усеянное зелёными окнами-глазницами.

– Вот здесь, за гостиницей, когда-то было озеро, прозрачное, как стекло, и очень красивое, – обводя рукой заросший пустырь, рассказывала Ульяна. – В нём разводили карпов. Недавно озеро закопали – видно, что-то случилось.

Я вдруг мысленно увидела, как вода из озера подмывает грунт под домом, его стены сыреют, крошатся.

– Вода подошла через грунт и стала разрушать кирпичную кладку дома. Вот озеро и закопали, – объяснила я.

– Откуда вы знаете? Вы же не были здесь раньше! – удивилась Ульяна.

Народу в этот день приехало на Ганину Яму немного, суеты не было. Скульптурные изображения царской семьи, неожиданно открывающиеся с дороги, встречали прибывающих с тихим смирением.

Главный храм в честь святых царственных страстотерпцев выделялся среди прочих церквей – залитый солнцем, он возвышался на открытой поляне, как сказочный терем, завлекая зелёной крышей. Здесь хранится мироточащий крест. Раньше распятие принадлежало императорской фамилии Романовых. Время от времени оно действительно мироточит, потому здесь бывает немало паломников.

Перед храмом молодые мамы с колясками, прихожане, беседующие с батюшкой, экскурсовод с группой слушателей. Вдоль аллеи тянутся скамейки, где одинокие странники, нахохлившись как воробьи, греются в лучах солнца, отрешившись от всего земного.

День хорош. Солнце играет: то коротко прорывается сквозь листву перелеска и слепит глаза, то ярким пятном расплывается под ногами.

– В храм зайдём позднее. А сначала – на мостки, – предложила Ульяна. – Они ведут вокруг шахты, куда сбросили останки царской семьи.

Мостки как мостки – просторные, спрятанные под добротную навесную крышу, чтобы в дождь не мочило. При входе на них – арочные ворота с крышей, раскинутой как крылья. «Совсем как апостол перед вратами в мир небесный», –подумала я и, прежде чем шагнуть под крышу, ещё раз оглянулась: солнце плескалось вовсю!

Деревянный настил вокруг ямы образует коридор, вдоль которого развешаны старинные фотографии: портреты царя Николая, его жены, снимки из семейного архива.

Вдруг солнечный свет куда-то пропал –стало серо и сумеречно. Как сквозь туман виделись берёзы, котлован покрылся густой дымкой. Высокий крест с горсткой людей у подножия шахты тоже застыл, будто замурованный во времени.

Я достала фотоаппарат. Но для качественной съёмки света явно не хватало. Куда подевалось солнце? Почему свет вдруг померк среди дня? Как затмение! Или погода испортилась?

–А здесь всегда так. Только светило солнце – и вдруг его уже нет. –Ульяна будто читала мои мысли. –Когда прихожу сюда, всегда погода портится!

Не придав особого значения её словам, я двинулась по настилу дальше. В тайне, спрятанной глубоко под землёй, словно до сих пор жила скрытая боль. Над ямой явно висело марево, хранившее память о страдальцах.

Текст, фото и рисунок Надежды Масловой

Продолжение читайте в июньском номере (№6, 2013) журнала «Чудеса и приключения»

Похожие статьи:

Теги: , , , ,